site.ua
член клубу
  • 9 місяців тому
  • Наука
  • 2 441
  • 51
  • 10
  • 12

Порог вхождения - это то, что отличает гуманитарные и естественные науки на уровне обывателя. Они отличаются тем, насколько легко ими овладеть и насколько детальными и актуальными должны быть знания и навыки такого ученого.

К естественным наукам не подступиться. Они требуют полного погружения и многих лет тщательного изучения многочисленных разделов и дисциплин что бы в итоге стать профессионалом в своей узкой области. В отличие от гуманитарных наук, где достаточно уловить общий ритм и охватить ключевые идеи, в естественных науках вам придется пройти весь путь от начала и до конца, маленькими шажками; свернуть или срезать путь не получится. В естественных науках на первом месте стоит профпригодность и человеческое достоинство и у них там не возможно, например, вот это (Думаете, он доктором физических наук стал? Гравитационные волны регистрирует на досуге?).

В гуманитарные науки можно ворваться. В них можно довольно быстро стать экспертом в определенной области уже всего за несколько лет, наравне дискутируя с ключевыми представителями соответственных дисциплин и публикуясь в признанных научным сообществом журналах.Можно ли за несколько лет пройти путь с нуля до публикации в Physical Review или Annals of Mathematics? Вопрос риторический. А в тех же бизнес-дисциплинах можно. Просто объясняйте все явления и процессы в свете той или иной теории, желательно теми, которые сегодня доминируют в том или ином журнале. Да, большинство журналов в гуманитаристике так и работают: угодите редакции и дайте сообществу то, чего они ждут (В украинских "журналах" все еще проще - просто заплатите за публикацию и печатайте хоть надписи с забора, поэтому нам проблемы западных журналов в этом плане пока не грозят). Большинство теорий в гуманитарных науках "совместимы с любым человеческим поведением и практически невозможно описать какую-либо форму человеческого поведения, которая не была бы подтверждением этих теорий" (Поппер, 1962).

Главное отличие между точными/естественными и гуманитарными науками: в последних можно стать признанным авторитетом, построить карьеру в академической среде, собрать полный комплект научных званий, должностей и прочих регалий будучи полностью изолированным от актуальной научной литературы. Можно вообще не интересоваться исследованиями в своей области (равно как и в смежных областях), не знать даже журналы, где публикуются твои коллеги и сделать блистательную карьеру в любом пост-советском университете. Для сравнения, это как если бы вам ни о чем не говорили фамилии Ейнштейна, Планка, Бора, Де Бройля, Дирака, Гайзенберга или Шреддингера, но вы все равно стали бы профессором физики в XX-м или XXI-м веке и дослужились бы минимум до декана. Это, конечно, справедливо больше для постсоветского пространства, но и за пределами США и Великобритании - довольно распространенное явление. В сети вы можете время от времени натыкаться на таких локальных божков в разных странах, от Польши до Испании.

Любой ученый-гуманитарий должен изучать естественные и точные науки, во всяком случае, изо всех сил стараться. Это важно хотя бы для того, что бы не отрываться от реальности и перманентно осознавать пропасть между гуманитаристикой и mature sciences. Видеть, насколько высоко поднята планка и насколько тяжел и почетен труд физика, математика или биолога. Трезво оценивать важность той или иной области, особенно сравнивая проблемы педагогики или инновационности экономики с регистрацией гравитационных волн и ускорением частиц в коллайдере. Осознавать, насколько нелепо ставить в один ряд "ученого" в области какой-нибудь социологии образования, предпринимательства или политологии и ученого-физика или химика.

Я изучаю физику, химию и математику и тону в них, захлебываюсь в их волнах. Ум ученого-гуманитария притупляется и деградирует в теплой ванне гуманитарных наук, где порой самыми сложными вопросами являются проблемы социальных и психологических аспектов в жизни организаций. Стыдно должно быть сравнивать, к примеру, магистральное направление современной управленческой теории - влияние разных внешних факторов на поведение организаций, и проблемы, над которыми работают специалисты в ядерной физике, астрофизике или нейронауках.

Как итог, повторю то что я говорю западным коллегам: в гуманитарных науках теории нельзя фальсифицировать, новая публикация чаще всего оседает пылью в журналах и растворяется, вместо того, чтобы аккумулироваться и стать неотъемлемой частью науки, а теории и гипотезы постулируют не контринтуитивные утверждения, а здравый смысл, банальное отображение реальности или нормативную идеализацию. Гуманитарные науки не требуют детальных и актуальных знаний; они настолько абстрактные и размытые, что можно игнорировать львиную долю существующих публикаций и все равно оставаться в тонусе и не выпадать из профессии.

Все это делает гуманитарные науки науками второго эшелона, те, которые кажутся полноценными науками когда долго варишся в их замкнутой экосистеме, но за которые становиться стыдно как только открываешь работу по физике или другой естественной науки. Эти неловкость, стыд и досада за гуманитарные науки, если поставить их лоб в лоб с настоящими науками, должны побуждать ученых трудиться и изобретать.

Дискуссия в Sociological Forum в 1994-м на тему "Почему в социологии нет прогресса" могла быть сведена к ее изолированности от естественных наук и, как следствие, деградации. Гуманитаристика с ее низким порогом вхождения все же может учится у настоящих наук и прогрессировать если заставлять ученых работать так, как работают физики, математики, химики или биологи. Потому что сейчас между ними пропасть.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація