Один из самых распространенных приемов, используемых приверженцами религии против атеизма заключается в том, что атеизм, по их мнению, это точно такая же вера, только на другом конце спектра, вера в отсутствие Бога, «атеисты верят, что Бога нет». Таким образом, возможно возразить атеисту, что он тоже верующий, но просто верит в другую сущность. При желании, можно развить этот аргумент до утверждения, что эту веру в отсутствие Бога можно отождествлять с верой в разных Богов, то есть, атеизм – это всего на всего еще одна религия (встречалось и утверждение, что, дословно, вера в Бога и вера в адронный коллайдер – это две религии).

Сразу стоит оговориться, что верующие в этом плане делятся на две категории: те, которые просто верят и признают, что логических и эмпирических оснований для этой веры нет (в этом и суть веры) и те, которые стремятся а) доказать, что у нас есть все основания принять гипотезу о существовании Бога как самую правдоподобную и б) доказать, что все утверждение о несуществовании Бога – несостоятельно (нелогично, нерационально, неправдоподобно, не выдерживает серьезной критики).

Утверждение о существовании Бога (любого из созданного за тысячелетия каталога божеств) и утверждение о существовании невидимого розового единорога – утверждения одного порядка. По большому счету позиция атеиста – это отсутствие оснований для принятия утверждения (гипотезы) о существовании вымышленных персонажей, об отсутствии оснований «приумножать сущности сверх необходимого». Это не вера в существование или невозможность существования бога или иных фольклорных персонажей, а отклонение утверждения о существовании по причине отсутствия оснований для принятия такой гипотезы. Так же как ученые не находят основания для принятия той или иной теории или гипотезы по причине отсутствия эмпирического подтверждения или противоречия с опытом, так же и атеизм – это не принятие гипотезы, которая не подкреплена ничем.

Принято отвечать сторонникам религий, что атеизм – это не вера, а научный взгляд или контраргумент. Но по факту, атеизм – это эмпирическая проверка, простой тест, который предлагается стороннику религии как независимая проверка той гипотезы, которую он выдвигает и/или поддерживает. Точнее, атеизм – это результат этого эмпирического теста. Негативный результат.

Если рассматривать религию как научную гипотезу, то это гипотеза, которая объясняет любое событие или явление божественной волей, то есть она ничего не объясняет и ничего не предсказывает. Одновременно с этим любое явление, объясненное как результат божественной воли либо не находит подтверждение в эмпирической плоскости, либо ему может быть дано более простое объяснение (как объяснение природы молнии, дождя или шторма).

Конечно, утверждение о существовании Бога нефальсифицируемо и уже по этому критерию не может быть принято. Нефальсифицируемые теории, гипотезы и утверждения успешно проходят эмпирические тесты, потому что не указывают те условия, несоответствие которым дает основание указать на их несоответствие эмпирической реальности и, как следствие, отклонить (Как мы помним, научные теории и законы «можно сравнить с «проскрипциями», или «запретами» … они не утверждают, что нечто существует или происходит, а отрицают что-то… они настаивают на несуществовании определенных вещей или положений дел, запрещая или устраняя их… именно в силу этого они фальсифицируемы» (Поппер, 1934). Гипотеза о существовании Бога не проходит эмпирический тест даже при отсутствии условий фальсификации.

Рассмотрим пример с современным спором между научным реализмом и антиреализмом, где уровнем анализа являются теории. Главный аргумент в пользу реализма гласит, что эмпирический успех теорий объясняется их истинностью и, более того, это единственное рациональное объяснение. По словам Х.Путнема, «было бы чудом, если б теории, дающие такие точные и правильные предсказания (как например теория относительности) вдруг оказались неверными». Иными словами, успех этих теорий – либо чудо, либо действительно показатель их правильности, истинности (Laudan, 1981). Только чудо может объяснить как теория с замечательной предсказательной силой может в итоге оказаться неверной (“if things were not roughly as our best confirmed theories say they are, it would be a miracle that our theories work so well and predict so successfully” (Henderson, 2017:1296). А так как наука не оперирует такими понятиями как чудо и не рассматривает их в качестве объяснения чего либо, то единственное остающееся объяснение – мир действительно такой, каким его описывают, объясняют и предсказывают научные теории, в частности ненаблюдаемые явления, предсказанные теорий действительно существуют.

No-Miracle Argument проводит причинно-следственную связь, объясняя успех науки истинностью успешных научных теорий. Такое утверждение «превращает научный реализм в гипотезу, которая может быть проверена с помощью эмпирического материала, которым выступает история науки» (Carrier, 2004). Вот только история науки – это история опровергнутых теорий, «кладбище научных теорий», которые когда-то были эмпирически успешными, но со временем были опровергнуты. История науки не подтверждает утверждение научного реализма об истинности успешных научных теорий и логической связи между успехом теории и ее истинностью. Наоборот, история науки свидетельствует против реализма и, как минимум, указывает на несостоятельность гипотезы по причине несоответствия ее утверждения реальности. В самой своей толерантной версии, антиреализм выступает не как контраргумент, а как эмпирический тест, который демонстрирует отсутствие основания проводить причинно-следственную связь между успехом и истиной, т.к. кладбище научных теорий является свидетельством невозможности вывести это объяснение из истории науки. В самой радикальной версии антиреализм утверждает, что даже одного случая опровержения успешной научной теории (тот же флогистон) достаточно, чтобы опровергнуть аргумент реалистов о связи успеха и истины. Более того, пример с теориями, постулирующими несуществующие явления, такие как флогистон или эфир, даже не приближаются к истине, а являются абсолютно ложными. Как следствие, антиреализм может сделать следующий вывод из эмпирического теста гипотезы реализма: если большинство прошлых теорий оказались неверными, то у нас нет оснований полагать, что и современные и будущие теории окажутся в конце концов истинными:

П1. Эмпирически успешные теории являются истинными;

П2. Современные успешные теории истинны, а опровергнутые успешные теории прошлого - нет;

П3. Ошибочные теории, тем не менее, были эмпирически успешные и обладали предсказательной силой;

П4. Эмпирический успех и предсказательная сила не связаны с истинностью теорий и истинность не объясняет успех.

Таким образом, атеизм – это даже не игнорирование утверждений о существовании невидимого розового единорога, а толерантность по отношению к этому утверждению в виде приглашения пройти эмпирическую проверку. Мы можем предположить гипотетически, что даже самое абсурдное заявление может оказаться истинным, но пусть это заявление покажет свою способность столкнуться с реальностью. В свою очередь, у верующих нет объекта для мнимой контратаки: вы не можете сконструировать контраргумент против эмпирического теста, вы не можете его опровергнуть, как конкурирующую теорию, обвинить в предвзятости и вы не можете заявить о его неуместности или нецелесообразности.

Статья Лари Лаудана где он представил свой вывод об отсутствие связи между успехом и истиной теорий уже почти сорок лет заставляет реалистов придумывать новые обоснования для утверждения об истинности успешных теорий. Их гипотеза оказалась неспособна пройти испытание фактами из истории науки и по сегодняшний день на вопрос «можем ли мы согласиться, что современные теории могут оказаться ошибочными?» мы отвечаем утвердительно, пока не будет доказано обратное и не будут предоставлены убедительные аргументы в пользу истинности эмпирически успешных теорий. Лаудан не выдвигал контраргументов и не деконструировал аргумент оппонентов, а лишь спросил об основаниях принять утверждение реалистов. Вопрос можно сформулировать следующим образом: какие у нас основания предполагать, что современные успешные научные теории не пополнят кладбище, где уже лежат успешные теории прошлого? Тот же вопрос задаст и атеист: какие у нас основание согласиться с религиозной версией, учитывая 1) отсутствие эмпирического подтверждения и 2) наличия более простых и логичных объяснений (подкрепленных емпирически)?

Религия и атеизм – это не две конкурирующие догмы или теории. Это теория и приглашение проверить эту теорию. Атеизм не утверждает, что Бога нет. Он спрашивает, какие у нас основания предполагать, что он есть.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація