«Владимир Путин сравнил мумию Владимира Ильича Ленина, выставленную в мавзолее на Красной площади в Москве, с мощами христианских святых.
«Ленина положили в мавзолей — чем это отличается от мощей святых для православных, да просто для христиан?» — сказал глава государства.
Путин подчеркнул, что советская власть «по сути ничего нового не придумала, лишь приспособила под свою идеологию то, что человечество уже давно изобрело». И отметил также, что коммунистическая идеология очень сродни христианству, поскольку основные ценности — братство, равенство, справедливость — уже заложены в Священном писании».

Из цикла «Байки Путяя»


Сижу я как-то в кремлевском кабинете и общественно полезным делом занимаюсь: строю целую сеть аграрно-промышленных комплексов, спортивных арен, электростанций, и прочих жизненно важных коммуникаций. В последнее время втянулся я в это занятие, признаюсь, увлекло, затянуло. Вообще, в том виртуальном мире оно вроде как и попроще, чем в жизни. Мороки меньше, да и с фондами всякими, cтройматериалами голову утруждать не надо. Все это выделяется программно, ты только распределяй и следи, чтобы рост населения был пропорционально росту благосостояния. Одно вот только странно: все выделенные деньги надо в дело вкладывать, реализовывать, так сказать, а сам ты остаешься при своих интересах и ничего с этого не имеешь. Вот это настоящее упущение в этих симуляторах! Миллиард дали — миллиард и вкладывай. Ни копеечки за труды и нервные напряжения. Словом, строишь и чувствуешь себя идиотом.

И вот сижу, значит, размышляю, как бы так ловко провернуть, чтобы все эти финансовые уловки красиво обойти и интерес не растерять, а тут Димон вбегает. И вид у него какой-то растрепанный, волосы всклокочены. И сам расстроенно мигает.

— Стратег Стратегович!

Ох, люблю, когда меня так величают! Добрею сразу, мякну. И в душе что-то великое пробуждается, масштабное.

Так вот.

— Стратег Стратегович! — с ходу озабоченно выпалил Димон, сжимая в руке новенький «айфон». — Беда!

— Что случилось? — не отрываясь от грандиозного строительства, спрашиваю. — Неужто тетрис снова не складывается? Перезапусти приложение — и все получится!

— Да нет, не то!

— Что, новая модель «айфона» вышла и у тебя «слегка финансов не хватает», снова нужны дотации из государственного бюджета?

— Нет, — отмахивается Димон. — Ильич воскрес!

— Воистину воскрес! — отвечаю. Но тут же потихоньку начинаю понимать: что-то не то, не вяжется что-то… Его ведь, который воскрес, вроде не Ильичем звали… А как-то по-другому… Хотя тоже как будто на И…

— Это ты про которого Ильича сейчас говоришь?

— Так он вроде один лежал… — растерялся Димон. — Я его еще с детства помню. Комната большая, на стене он, Ильич, ну, который «живее всех живых», а нас в пионеры принимают, галстуки торжественно вяжут… Только у меня тогда телефона еще не было.

— На стене не лежат, а висят, — уточняю. — Совсем запутал.

— Он на стене всегда висел, а на самом деле давно лежал! «Такой молодой»…

— Что ты меня путаешь? — начинаю злиться. И так оторвал от дел, а тут еще и голову морочит. — Лежит… Висит… Говори толком.

— Вот я и говорю, — шмыгает носом Димон. — Ильич воскрес!

— Воист… Тьфу ты, черт! Что значит — воскрес?!

— А то и значит… Пошли поутру Зюга с адептами мощам священным коленопреклониться и облобызать пятиконечно, как у них заведено, а там… Крышка набок сдвинута, постель смята… А мощей и след простыл!

Я, конечно, шутки люблю, сам могу пошутить перед публикой. Про бабушек с дедушками, еще что-нибудь такое, народу близкое… Но вот подобные шутки мне не очень нравились.

— Иди, — говорю, — отдыхай, и больше всякие фильмы про ходячих мертвецов не смотри! А то потом лезет в голову ерунда всякая!

— Да чтоб мне нового «айфона» не видать! — божится Димон.

Это клятва надежная. Начинаю верить.

— Так… — пытаюсь размышлять. — Начнем с того, что Ильичей было два. Но поскольку один упрятан надежно и глубоко, то я догадываюсь, о котором ты говоришь. Теперь по порядку… Пошли они, значит, и что?..

— Крышка сдвинута, а внутри — пусто! Как корова языком…

— Нехорошо так о вождях говорить! Может, его на процедуры прихватили? Я слышал, с ним там выделывают разные штучки!..

— Ууу, — мотает головой Димон, — точно не на процедурах! Уточняли.

— Значит, похищение. Сейчас это модно. За выкупом еще никто не обращался?

— Ууу, — снова мычит Димон. — Это невозможно! Следов нет, и охрана отрицает!..

— Охрану приспать можно, сейчас много всяких химикатов развелось… Тебе ли этого не знать? А следы тоже прибираются, сам знаешь…

— А видеокамеры как усыпить? Там пусто. Только видно, как адепты вошли, затем в панике вылетели назад…

— Кстати, я давно хотел спросить… Чего эти адепты к мощам так зачастили? Они там часом красные мессы никакие не устраивают? Глядишь, и оживили ненароком…

— Эти никого не оживят, можете быть спокойны. Даже сборную нашу по футболу не оживили, а ведь на носу – священный мондиаль!

— Тааак-с…Что же народу говорить будем? Народ что хочешь простит — и войну, и разруху, — а вот исчезновение святыни, — не простит никогда!

— Может, скажем, что натовцы похитили? В отместку за наши санкции!.. Народ еще злее будет.

— Мысль хорошая, но не умная. У нас под носом, посреди столицы — украли священные мощи, это ты считаешь нормально? Первым делом люди спросят: как такое могло случиться? Куда смотрели? Где ваше бдящее око? Грош цена нам тогда!..

— Да… Верно. Искать вождя надо! Мало ли куда его занесло…

— По-твоему, мощи встали и пошли своим ходом? — спрашиваю.

— Получается, что так, — вздыхает Димон.

— Без мозгов?

— Это почему же — без мозгов?

— Потому что я этот самый мозг видел в одном институте в стеклянной банке, и напрокат его там не выдают. Значит, тело самостоятельно поднялось и без мозгов отправилось путешествовать, — прямиком в народные массы? Разве может такое быть?

— Почему бы и нет? — улыбается Димон и энергично «айфоном» машет. Взглянул я на его добродушное лицо и понял: действительно, и без мозгов человек неплохо обходиться может! Не главное это в жизни! Одно только смущало.

— Это что же получается: теперь, по старшинству, я должен свое место уступить воскресшему? Он — как-никак — раньше меня у руля стоял, и теперь затребует возврата полномочий?

— Ну, что вы! — хмыкнул Димон. — В те времена президентской должности не было. Так что переживать не стоит. Тогда вроде как Совет комиссаров был, правительство такое!..

— Ага, так это ты, значит, должен с места сдвинуться? Для Предсовнаркома?

Димон побледнел. Но молодец — не сдался.

— Наш дорогой вождь и учитель глубоко пенсионного возраста. Не положено ответственные места занимать. Пусть отдыхает в своих выделенных апартаментах. А мы позаботимся, чтоб пенсию хорошую ему выбить, чтоб не нуждался ни в чем…

— В чем же он может нуждаться? Мощи, они для того и существуют, чтоб ни в чем не нуждаться. Святыня, да и только.

— Вот пусть и лежит себе, где законом отведено, да паломников развлекает.

— Тут я с тобой согласен, — говорю. — Поэтому быстренько организуй перехват, пусть все силы бросят на поиски беглеца! Не нравится мне это воскрешение, ой, не нравится! Совсем не вовремя… И так со всех мировых щелей сквозит, а тут — на тебе, явление! А на что этот товарищ способен, мы отлично знаем. Подгонят броневичок, и снова массы будоражить? Прямо триллер какой-то — «Мощи и массы»! В общем, не мне тебе рассказывать, что делать надо. Поднимай всех на уши, но чтоб к утру все снова на своих местах было! Если не хочешь вакантное место в стеклянной усыпальнице занять…

— Все понял, — кивает Димон и к «айфону» потянулся. Но тот решил опередить его, и сам в руке «Интернационалом» ожил. — Угу… угу… — помычал Димон на чьи-то громкие восклицания и обрадованный, отчитался: — Все в порядке! Мощи найдены, обезврежены и ни на что уже не претендуют!

— Постой! — перепугался я не на шутку. — Как это — обезврежены? Членовредительства не было? А то эти болваны при задержании на все способны!.. Отобьют святыне и печень, и прочие органы… Знаем этих дуболомов!

— Какие же органы у мощей? — улыбается Димон. — Тоже, небось, где-то по банкам расфасованы. Чист товарищ, как Лешка Навальный перед оппозицией!

— И где же эти мощи сейчас? — интересуюсь.

— Где и положено, — в психиатрической! Никак не могли понять, что телеграф и почта в наше время не главное. Сейчас «Вконтакте» для захвата власти брать надо! — захохотал Димон и осекся. — Но это, конечно, совершенно невозможно… Под крепким колпаком находится!

— Все-таки нужно что-то придумать, чтобы избежать непредвиденных последствий, — говорю я.

— Придумал, — тут же встрепенулся Димон. — Мы его депутатом в Думу пропишем. От «Едра», например. Пусть дремлет себе потихоньку, работа не пыльная и наличие ума не обязательно.

— Хорошая идея! Только почему от «Едра»? Пусть Зюга в свою команду берет, они друг другу больше подходят! Пусть лобызаются сколько влезет. Хотя нет… Раз он один раз телеграфом заинтересовался, глядишь, затем снова на новые подвиги потянет. Подальше бы эти мощи отослать надо, подальше… От греха. О, идея! Мы его губернатором в Ульяновскую область назначим, на родину! Отсутствие ума также не критично, я бы даже сказал, всесторонне поощряется. И власть, и развлечение в одном пакете. Потом, как активность пройдет, вернем его на прежнее место. Все-таки, когда он лежит, — спокойнее. Что скажешь?

— Решение верное, — снова согласно кивает Димон. За это его и люблю, что согласия в нем много. — Вот и «Яндекс» подсказывает благоприятное будущее: солнечное настроение, слабая облачность, никаких штормов, полный штиль и народная поддержка! Значит, каждое ваше решение верным будет. Как бы там заграница гайки не зажимала, как бы ни точили зубы и искры ни метали, не получится у них между рассеянами клин раздора вбить и смуту посеять! Народу ведь что нужно? Крепкая рука власти да слов хороших побольше... И то, и другое у нас есть, значит, еще теснее жить будем в любви да борьбе за будущее.

- Вот и я так думаю. Икры массам пообещать не можем, а вот борьбы – сколько хочешь!

И мы с Димоном друг другу торжественно подмигиваем.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація