site.ua
evgeniy.galagan
Евгений Галаган
новачок

Прошло уже 30 лет с той ночи, которая разорвала историю Украины пополам. 1986 год стал годом техногенных катастроф на одной шестой части суши. Именно этот год стал годом начала распада гнилой системы. Перед вами текст, который я написал 5 лет назад. Вот он без купюр.

Конец апреля в информационных лентах бывшего СССР всегда предсказуем в последние 25 лет. Чернобыль и мирный атом собирают ежегодную дань. Дань непрофессионализму, самоуверенности, беспечности, разгильдяйству — и в тоже время — мужеству и подвигу.

Именно мужество и подвиг до сих пор в чести у одной шестой части суши. Потому что, именно они — спасают, оберегают и дают возможность идти дальше и исправлять чужие ошибки.

Но почему мы доводим все до крайности и решаем проблемы за чужой счет и в последний момент?! Ментальность, знание жизни, вера в Бога – скажете вы. Жалкие оправдания — скажу я. Просто мы не можем по-другому. Мы празднуем и смеемся на фоне полураспада совести, знаний, морали, психологии, человека, человечества, истории. Смеемся отнюдь не из-за смелости и бравады. Мы уже не воспринимаем и не осознаем опасности. Мы жертвы древних инстинктов самобичевания. Наш полураспад и полураспад этой системы начался давно, и каждый день, каждое наше действие приближает приход неизбежности.

Недавний эфир «Свободы Слова» продемонстрировал внутреннее состояние нашего общего жизненного реактора. Напомню, эфир был посвящен саммиту стран доноров, выделяющих средства на строительство нового объекта «Укрытие». Это укрытие нашей безнадежности и нашей отсталости.

Этот эфир наглядно продемонстрировал два основополагающих направления развития независимой Украины с чудовищной ясностью границ и масштабов.

Первое наблюдение

Украинской науки больше нет. Проблемами ядерной физики занимаются люди знающие опыты и выводы Эрнеста Резерфорда. Но это же конец XIX — начало XX века!!! Мы не просто отстали, мы уже никогда не догоним! Страшно другое – эти люди принимают решения и дают экспертные заключения. Они уже 25 лет пытаются не замечать перемен. Им тихо и комфортно в своих институтах. Они ничего не хотят знать. Путаются в оценках и акцентах. Сколько в аварийном реакторе осталось топлива? Что происходит внутри? Вывозить или не вывозить отработанный уран? Какие элементы еще не перешли в стабильное состояние? Что было сделано за это время? Какое будущее у ядерной энергетики? Что делать с остальными станциями? Все эти вопросы разбились о глухую стену самозащиты.

Во время эфира меня не покидало чувство нереальности происходящего. Я воочию наблюдал заседание средневековых инквизиторов, физиков-схоластов, твердящих одно: «Этого не может быть – потому что этого не может быть никогда! Все остальное ересь и бред». Никто из них даже не удосужился полистать научные журналы за последнее время, чтобы узнать, что наступил век двадцать первый. Зарубежная наука, с нашей интеллектуальной помощью, ушла далеко вперед, оставив нас среди пустыни интеллектуального регресса. Война и наука оказались делом молодых, а молодые уже давно уехали. Старики не могут и не знают, и эти свои личные заблуждения переносят на весь окружающий мир. Мир — их невозможного. Но базовые установки этого мира каждый день опровергаются упрямыми лаборантами. Перельманом и иже с ними. Я уже не говорю о интеллектуальной мощи институтов США, Японии, Британии, Франции и других стран.

Физические законы постоянно перепроверяются и подвергаются новым научным атакам.

Конечно, Чернобыль – это не рядовая авария. Но и о безоговорочной победе взбесившегося атома говорить рано. Вот одна из последних новостей на интересующую нас тему. Профессор Томихиса Ота из японского Университета Канадзава 19 апреля 2011 отчитался о создании специального порошка, который улавливает радиацию в воде и может поглощать изотопы цезия, йода и стронция. В его состав входит смесь минералов, в том числе цеолитов, которая и позволит эффективно удалить из радиоактивной воды указанные изотопы. То есть Япония сможет самостоятельно очистить загрязненную радионуклидами воду. А наши просто ждут. Ждут уже четверть столетия чудесного избавления от топливных элементов и радиоактивной памяти народа. Хотя мы уже 86 году имели подобную технологию, благодаря ученым из КПИ.

Наблюдение второе

Коррупция — наше все! Оберег, тотем, коллективная душа и манна инвестора.

Несколько лет назад, в частном разговоре, один мой товарищ рассказал о неудачной попытке ликвидации четвертого энергоблока в 1996 году. Оказывается, уже тогда существовала технология, позволяющая это сделать. Кратко расскажу о сути. Саркофаг накрывается полностью герметичным защитным экраном. Реакторный отсек и прилегающие здания режутся на мелкие куски и тут же захораниваются. Стоимость проекта – 1 миллиард долларов, год работы и гарантия полной безопасности.

Конец истории, как всегда, банален. В ход пошли прямые угрозы, мол, если он еще раз сунется со своими идеями, то очень пожалеет об этом. Ведь это место «вечного дерибана». Не только европейская помощь, но и ежегодные бюджетные отчисления осваиваются с невероятной скоростью и все возрастающими аппетитами. Сколько уже ушло миллиардов за это время – не сосчитаешь. А что сделано? Насколько я знаю, только недостроенный блок для хранения ядерных отходов. Больше ничего!

Для завершения чернобыльских проектов не хватает 740 миллионов евро. Об этом заявил президент Виктор Янукович во время конференции, посвященной 25-летию Чернобыльской катастрофы.

«Одной из важнейших задач на сегодня является превращение ЧАЭС в экологически безопасную систему. Для этого необходимо построить новый безопасный саркофаг над разрушенным 4-м энергоблоком и надежное хранилище для отработанного ядерного топлива», — отметил он. А вот в конце марта председатель Государственного агентства по управлению зоной отчуждения Владимир Холоша заявил, что стоимость реализации проекта по строительству НБК над имеющимся объектом «Укрытие» на Чернобыльской атомной электростанции составит 990 млн. евро.

1 миллиард долларов и 1 миллиард евро – почувствуйте разницу.

Суммы внушительные, но не решающие главную задачу. Реактор остается целым. Возрастет только давление на прилегающую территорию. Понятно, что после постройки, мы станем просить денег на полную ликвидацию реакторного блока. Стоимость легко посчитать – 3-5 миллиардов, я думаю, будет в самый раз.

Наблюдение третье

Ядерная энергетика и ядерное топливо – это всемирная игра, в которой все средства хороши. На самом деле после 26 апреля 1986 года многое изменилось. Современная автоматика, работающая под управлением мощных компьютеров, теперь не позволит даже потерявшему рассудок оператору вывести реактор из безопасного режима. Значительно более надежной стала и сама конструкция реакторов новых поколений. В дополнительный прочный корпус теперь заключают не только сам реактор, но и первый контур, где циркулирует теплоноситель, снимающий энергию с активной зоны. Появились системы, обеспечивающие так называемую естественную безопасность – в случае отказа автоматики цепная реакция при превышении определенного порога в таких реакторах затухает сама собой.

Топливом для первых реакторов служил изотоп урана – уран-235, который получали путем обогащения природного урана, в основном (на 99,3) состоящего из урана-238. Несколько миллиардов лет назад процент 235-го изотопа в природном уране был в десятки раз большим. Но период его полураспада 700 миллионов лет, поэтому к настоящему времени он почти весь превратился в стабильный свинец. У 238-го изотопа период полураспада 4,5 миллиарда лет, и этим объясняется его преобладание в добываемой руде. Разведанных запасов относительно богатых урановых руд, добыча которых экономически оправдана, хватит, если использовать одни лишь реакторы на медленных нейтронах, до конца века. Так что переходу на быстрые реакторы размножители, позволяющие вовлечь в топливный цикл уран-238, альтернативы, похоже, нет. Что это значит для Украины и ее энергетического баланса, расскажем чуточку попозже.

На сегодня в мире действует 191 атомная станция. Они дают 14% вырабатываемой на земном шаре электроэнергии. Свернувшая было свои ядерные проекты ФРГ, стала снова их активно развивать. Япония и Франция традиционно делают ставку на ядерную энергетику (авария на Фукусиме, видимо, погоды не сделает), причем Франция почти достроила первую АЭС в Финляндии с реактором нового поколенияEuropean Pressurised Water Reactor мощностью 1600 МВт. США и Россия тоже не пасут задних. Южнокорейская KEPCO планирует пустить до 2030 года 40 ядерных блоков в одной только Корее.

А теперь немного подробнее о реакторах на быстрых электронах. Это наиболее перспективное направление в ядерной энергетике. Потому, что эти устройства позволяют преодолеть принципиальную трудность атомной энергетики – ограниченность запасов урана на Земле. «Недостаток» урана-238 – способность эффективно поглощать быстрые нейтроны, — который в обычных реакторах преодолевается с помощью замедлителя, в реакторах на быстрых нейтронах оборачивается достоинством. Поглотив быстрый нейтрон, уран-238 превращается в плутоний-239, который, как и уран-235, является ядерным топливом. Иными словами, сжигая топливо, реактор на быстрых нейтронах его нарабатывает, причем в количествах больших, чем прореагировало. На существующих «быстрых» реакторах отработавшее топливо пока приходиться перерабатывать, извлекая из него наработанный плутоний и снова пуская его в дело. Но, в принципе, извлекать топливо, чтобы потом его же загружать, необязательно, и в недалеком будущем появятся конструкции, в которые можно просто периодически добавлять уран-238. Все остальное – превращение его в плутоний и сгорание последнего – будет происходить внутри реактора. Преимущества такой системы огромны: во-первых, отпадает необходимость в обогащении и, во-вторых, плутоний не извлекается из реактора, а значит, нет опасности попадания его в руки террористов. Что касается запасов урана-238, то только тех, что накоплены в отвалах обогатительных фабрик, хватит на многие сотни лет.

По планам, в ближайшие 30 лет Россия будет вводить в строй как традиционные реакторы на медленных нейтронах – типа усовершенствованных водо-водяных ВВЭР-1200, так и на быстрых – типа БН-800 и еще более мощной модификации БН-1200. Как видим мир, в отличии от Украины не стоит на месте.

Но весь этот растущий парк реакторов надо снабжать топливом. Обладая огромными мощностями по обогащению урана, крупных месторождений Россия не имеет и вынуждена покупать природный уран за границей – в Австралии и Казахстане.Россия обеспечивает ядерным топливом не только себя, но и многие другие страны – в энергетических единицах его экспортируется за рубеж примерно столько, сколько нефти и газа. Между тем, по прогнозам, получившим отражение в «Энергетической стратегии России на период до 2030 года», рост добычи нефти в России в ближайшие годы прекратится, и сохранить свои позиции на энергетическом рынке наш северный сосед сможет, только расширяя ядерную составляющую экспорта.

Вот мы и пришли к пониманию национального интереса России на ядерном рынке Украины. Забирая наше отработанное топливо РФ не делает акта доброй воли. Она зарабатывает деньги. Она думает о будущей энергетической зависимости не только Украины, но и стран Евросоюза. Россия создает свой энергетический запас, чтобы оставаться главным энергетическим игроком в Евразии. Украина, в таком случае, полностью потеряет свой энергорынок. Страна останется без топлива и без реакторов. Это смертельно опасно, ведь всем известно, что атомные станции обеспечивают около 50% вырабатываемой электроэнергии в нашей стране. Наши АЭС уже выработали свой запас, а новых разработок и реакторов нового поколения в ближайшей перспективе не предвидеться.

Можно долго писать о альтернативных источниках энергии, зеленых технологиях и т.д., но, к сожалению, реальной альтернативы атомной энергетике на данном временном отрезке нет. Просто существует возможность и естественная необходимость сделать атомные станции безопаснее и экономичнее. А прогресс, как я уже писал, не стоит на месте.

Наблюдение четвертое

Если мы не изменим законы своего развития, то за духовным и интеллектуальным полураспадом наступит распад физический, и быстрая смерть геополитической единицы – Украины. Политики и эксперты, как реакторные стержни, охлаждают социальную систему, думая, что все под контролем. Только под чьим контролем, они не догадываются. Они слепы и беспомощны. Наш реактор сейчас работает на пределе своих возможностей, охладитель уже полностью не справляется со своими задачами.

Перегрев нашего социума станет таким же эпохальным событием, как и трагедия той давней апрельской ночи, которое запустит механизм финального отсчета существования одряхлевших государственных институтов.