site.ua
evgeniy.galagan
Евгений Галаган
новачок

Мы здесь кичимся свободой нашей прессы, но каждый день видим обман и фальсификацию, в том числе и в работах журналистов о таких парнях, как я, например, что не имеет большого значения ни для кого, кроме меня самого; точно так же передаются мировые новости. Как может свободный народ принимать решения без фактов? Если пресса сообщает мировые новости так же, как они сообщают что-то обо мне, то у нас большие проблемы.

Фрэнк Синатра, 1963 год

Все свое советское детство я жил в постоянном страхе. В таком же страхе жила и вся «великая» страна. Каждый день мы ждали вероломного натовского удара. В детском саду, играя на улице в снежки, мы могли спокойно завернуть очень детские словосочетания: «гонка вооружений, американская военщина и т.д. Мы ежедневно слышали их со всех радио и прочих точек доступа к государственной правде. Нас учили, что Запад спит и видит разрушенные города и села нашей советской родины.

Глядя на Рональда Рейгана, мы все, в едином порыве, искупленно оргазмируя, желали ему скорейшей, мучительной, болезненной смерти. И того же желали кровавым американцам. Их лидер представлялся нам исчадием ада, кровавым упырем, оборотнем, палачом свободного мира, затаившимся за углом. А страна за океаном взбесившимся монстром, готовым напасть в любой момент. Спрутом, который поглощает Солнце, Землю и жизнь.

Потом, была система СОИ – венец уродливого североатлантического гения. Рубрики в журналах с названием: «Вести с того света», прозрачно намекали где мы, а где они.

Но случилась гласность, перестройка, развал и отрезвление. И о чудо – миражи рассеялись, и мы увидели дворец обмана. Оказывается, там тоже живут люди, у них есть мечты, они любят и также неистово боятся нас. А нас за что? Ведь мы же боролись за мир во всем мире. Это все они — потомки фашистов — лгали, угрожали, захватывали, помогали оружием, наращивали ядерный потенциал и постоянно провоцировали нас.

Это все они!

Также думали по ту сторону кривого зеркала.

После этого я окончательно протрезвел и понял, что политики создают нужную им реальность, извлекают выгоду, доказывают свою нужность и стравливают народы. И еще я понял, что все везде одинаково, ведь люди – есть люди.

Я думал, что это осознали многие – я жестоко ошибся.

Россия снова стала нагонять страх на своих подданных, уверен, лишь так она сможет двигаться дальше. Она выбрала нового врага — вчерашнего брата и друга — ставшего пособником мирового зла с именем — Госдеп. Големом, Дракулой и всеми казнями египетскими в одном обличье.

Украину, отказавшуюся плыть в одном фарватере с вечным Титаником, произвели в великую княжну тьмы.

Смотря на нынешнюю вакханалию, я задаю только один вопрос: « Неужели люди настолько тупые и верующие, и неужели их столько?»

Почему никто не задает вопрос, а когда это украинцы стали фашистами и вампирами, убивающих всех русскоязычных. Ведь у многих россиян есть родственники, друзья, знакомые. Они ездили постоянно сюда, они могут смотреть слушать, в отличии от советской реальности. Да могут, да есть, но они верят.

Новости и ток-шоу настолько перевирают реальность, что хочется просто поставить журналистов к стенке. Ведь это они, за копеечные гонорары, оправдывают убийства, рождая чудовищных зомби, как с одной, так и с другой стороны.

Ну ладно жители соседнего государства, но как могли поверить в такую чушь жители Крыма, Луганска, Донецка, Харькова. Мой мозг отказывается понимать.

Весной этого года я поймал себя на чудовищном сравнении – если российские СМИ такое говорят об Украине и украинцах, то я начинаю сомневаться в масштабах преступлений Адольфа Гитлера и нацистов. Ведь я там не был, а если не был, то я не владею информацией.

Враги кругом враги. Внутри, за окном, в лесу, в интернете, в очереди, на отдыхе, в детском саду, на скамейках, в космосе, в воздухе – кругом враги.

Великорусская паранойя?

С паранойей соглашусь, но великорусскость поставлю под сомнение. Потому, что только рабы ищут везде заговоры, а рабы не могут быть великими. Подробнее почитайте в статье «Конспирология — мировоззрение рабов»

Огромная страна боится маленькой Украины.

Россия скатилась в глубины воспаленного подсознания жертвы.

Враги внешние устраивают провокации в нашей зоне влияния, инспирируют восстания и, главное, навязывают нашим соседям чуждые нам ценности. А ведь смысл существования государства — в приращении его территории. Особенно за счет исконно наших земель. Ведь вокруг фашисты, не дающие никому разговаривать на нашем родном языке. Откуда вылезла вся эта доисторическая архаика? Ведь Советский Союз был интернациональной державой, жестокости к братьям-славянам не культивировавшей. В РФ очень быстро удалось построить «Обитаемый остров» братьев Стругацких.

ТВ формирует образ врага, мотивирует воинов и население, которое может как помогать военным операциям, так и блокировать их. Это не очень дорого: для успешной пропаганды нужен не анализ и доказательства, а фейки, утки и «веселые картинки».

Пропаганда имеет над людьми очень большую власть. В 1932 году в Германии в городах, где радио было лучше распространено, за национал-социалистов на выборах в рейхстаг голосовало меньшинство. Тогда радио было еще неподконтрольно нацистам. Зато за январь — март 1933-го, когда Гитлер стал рейхсканцлером, а НСДАП пришла на радио, доля голосующих за партию в городах с доступным радио резко выросла.

Медиа работают не только при помощи картинок. Повестка и дискурс основных российских интернет и печатных СМИ и (чуть меньше) телевидения в 2011 году очень сильно совпадали с правительственными, показывают гарвардские ученые Брюс Этлинг, Хэл Робертс и Роберт Фарис. Единственная альтернативная площадка — блоги: «частные корреспонденты» пытаются трактовать события иначе, чем те, для кого это работа. В США картина другая — столь сильного совпадения правительственного и медийного дискурса нет.

Везде ли пропаганда дает одинаковый эффект? ТВ-пропаганда работает и на цивилизованном Западе. Но там ее влияние слабее. Стефано ДеллаВинья (Беркли) и Этан Каплан (Стокгольмский университет) выяснили, что активное завоевание Fox News американской глубинки между 1996 и 2000 годом «сагитировало» голосовать за республиканцев 3–8% аудитории, что дало партии 0,4–0,7% голосов. Это важный в условиях напряженной борьбы эффект. Но разве можно его сравнить с рейтингом одобрения российского президента, за январь — июнь 2014-го выросшим, по данным Левада-Центра, с 65% до 86%?

Или вот такие данные:

Три четверти россиян поддержат руководство страны, если между Россией и Украиной произойдет военный конфликт. Об этом свидетельствуют итоги опроса общественного мнения, проведенного Левада-Центром.

В частности, отвечая на вопрос, если между Украиной и Россией произойдет военный конфликт, поддержат ли они руководство РФ, 74% россиян дали позитивный ответ. И только 13% опрошенных сказали, что не поддержат таких действий.

При этом 66% опрошенных считают, что нынешнее обострение отношений между Киевом и Москвой не перерастет в военный конфликт. Еще 23% считают, что это вполне вероятно.

Также, по мнению граждан России, вина за ухудшение отношений между Россией и Украиной в той или иной степени лежит на властях Украины. Так думают 77% опрошенных. То, что в ухудшении отношений виновны российские власти, считают только 3%. Легитимными нынешние власти Украины считают 14% респондентов, 73% вслед за российскими властями считают их нелегитимными.

Необязательно пропагандировать напрямую, через массмедиа. Два немецких экономиста в работе «Хайвей к Гитлеру» показывают, что уже нацисты знали: инфраструктурные проекты — самая хорошая агитация (привет Сочи!). В ноябре 1933-го — августе 1934 года популярность оппозиционных нацистам сил падала по всей Германии, но на территориях, включенных в программу строительства автобанов, это происходило быстрее на 60%.

Пропаганда действует не на всех. Главное условие — дремучий провинциализм.

Объекты пропаганды не читают современных книжек, не смотрят «умные» фильмы. Питаются идеологической продукцией, основанной на ностальгии по СССР, бытовом национализме, постсоветском релятивизме (главное — преуспеть, прочее — удел «ботаников») и патернализме («начальству виднее, наше дело маленькое»).

Последние попытки гражданского просвещения широких масс закончились (и начались) в славное время гласности. Умение и вкус к исследованию, критическому мышлению у большинства отсутствует. Поэтому (данные ФОМа) 72% респондентов согласны, что есть общественно важные проблемы, при освещении которых допустимо умалчивать информацию, а 54% — что допустимо и ее искажение. Большинство просто не пользовалось свободами и не осознает, чего лишается, принимая навязанную телевидением позицию за собственную. Большинство родителей не возражают против единых учебников по истории и литературе, а власть уже давно осознала, что идеология лучше усваивается с детства.

Еще одно условие действенности пропаганды — отсутствие вошедшей в плоть и кровь толерантности, пренебрежение либеральной прививкой, спасающей от фашизма. Чужой не значит плохой. Иной (религиозно, культурно, поведенчески) не нарушитель и не враг. Людей, не знающих того, что знаю я, не надо презирать — надо учиться у них тому, что знают они.

Люди, думающие иначе, чем мы, не недоумки, не выродки: скорее всего, у альтернативной трактовки тоже есть основания.

Патриотизм не помеха тому, чтобы разрешить меньшинствам жить так, как они хотят. Им ведь в иной культурной среде и так непросто.

Третье условие — государственный тотемизм. Государство мыслится не как машина, перераспределяющая созданный населением и бизнесом продукт, а как основной кормилец. Гражданское общество, культура — это все вторично, и желающие изменить государство посягают на святое.

Впрочем, пропаганда — не только «промывка мозгов», но и демонстрация силы. Китайские исследователи выявили, что студенты тех вузов, где пропаганды больше, не становились более лояльными политической системе КНР.

Пропаганда не подействовала? Не так.

Эти студенты в сравнении с менее «распропагандированными» были уверены: режим силен, он сможет сохранить стабильность. Такие студенты были менее склонны к участию в протестах. Видимо, это последнее прибежище для пропагандистской машины, ее закат. Не в силах убедить население в своей идеологической правоте, она зримо демонстрирует силу государства и убеждает, что политическая апатия лучше подходит для личного благополучия, чем активная позиция. Пропаганда не врет: в авторитарных режимах так и есть.

Но пропаганда становится еще более действенной, когда режим предъявляет реальные успехи. Желательно экономические, ну, в крайнем случае, политические. Ведь одной политикой сыт не будешь. Колбаса и джинсы очень быстро побеждают ракеты и авианосцы.

Сытость и защищенность – вот лучшие скрепы. Но у России с этим всегда были большие проблемы.

Правда и не это самое главное.
Пока никто не ставит вопрос: «Как мы все будем выходить из этой ситуации?»

Как будут смотреть люди, поверившие в чушь, на своих знакомых, потерявших в войне обмана реальные жизни?

А пока нас ждет война на всех фронтах и мы должны победить, пусть даже сами себя, в этой войне Z.

Жить вечно боящимся рабом я больше не желаю.