site.ua
efrem.kuznetsov
Ефрем Кузнецов
новачок

Гегель говорил, что история повторяется дважды: первый раз как трагедия, а второй раз – как фарс. Диванный аналитег Евгений Марчук вряд ли читал немецкого философа. Скорее, маленький Женя обожал фильмы про войнушку 1812 года, и отдавал пионерский салют перед портретом светлейшего князя Голенищева-Кутузова, который сдал французам Москву, чтобы спасти Россию. «Что проконало один раз, сойдет и во второй», - решил Марчук, и решил сдать сепаратистам Станицу Луганскую, чтобы «спасти» Донбасс.

ЭЙ, КТО-НИБУДЬ, ПОДНИМИТЕ ЕМУ ВЕКИ!
Похоже, чтобы полнее соответствовать образу своего любимого полколодца, представитель Украины в Минске надел черную повязку не на один, а сразу на оба глаза. Иначе даже беглого взгляда на карту ему бы хватило, чтобы понять весь маразм такого решения.

Самозваный князь Станично-Луганский предлагает оставить без защиты всю коммунальную инфраструктуру, которая снабжает электроэнергией, газом и водой три поселка.

Марчуку-Кутузову начхать на то, как будут работать собес и банк, через который выплачивается пенсия местным жителям. «Диванный стратег», в лучших традициях путинских #ихтамнетов готов прикрываться детьми из четырех школ и двух детских садов на территории, которая останется без защиты украинских военных. Как будет Марчук смотреть в лицо родителями этих малышей, если завтра, не дай Бог, сепаратисты устроят в Станице Луганской второй Беслан?

«Синхронное разведение - это де-факто на языке военных – передислокация», - с умным видом поясняет князь Станично-Луганский. Классное слово «передислокация»! Звучит намного лучше, чем «отступление», «бегство» или «узаконенная сдача украинской территории».

В незамутненном ни стратегией, ни тактикой сознании Марчука, даже на секунду не возникла мысль о людях, которые уже бежали с оккупированной части Луганщины в Станицу, Счастье и Золотое, надеясь найти тут мир и стабильность. Теперь им снова придется повторить свой скорбный путь, чтобы уехать еще дальше от линии фронта.

В отличие от диванного аналитега, эти люди хорошо знают, что вера в любые обещалки сепаров – верный путь к миру. Но не тому миру, о котором бредит Марчук, а «руцкому миру», со всеми его «прелестями» - грабежами, похищением людей, пыточными и убийствами. С чеченцами и бурятами в роли «шахтеров и трактористов - коренных жителей Станицы Луганско.

Кто там сейчас рядом с незрячим Вием-Марчуком? Поднимите, наконец, ему веки!

ТЕЛЯЧИЙ ОПТИМИЗМ ОБЫЧНО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ НА БОЙНЕ
«Никакого стратегического значения вышеуказанные населенные пункты не имеют», - продолжает вещать Марчук, тем самым причисляя жителей Золотого, Счастья и Станицы Луганской к «украинцам второго сорта». И в самом деле, нафига их защищать? То ли дело харьковчане, запорожцы, днепровцы. Хотя… Тоже они какие-то мутные… В общем, если сепарня захочет, можем и до Киева отступить, а потом и дальше, до самого Львова. Если Кутузов сдал французам Москву, почему бы и нам не сдать Киев, причем, совершенно добровольно, в рамках Марчуковских договоренностей?

«Телячьего или пионерского оптимизма ни у кого из украинских переговорщиков нет, что все произойдет так, как планируется», - наконец-то честно признается князь Станично-Луганский в самом последнем, 11 пункте, своего «военного плана». Хотелось бы только напомнить незрячему переговорщику, что оптимизм телят заканчивается тогда, когда за ними закрываются двери мясокомбината.

Григорий Сагайдачный, станичник,