site.ua
edmon.dantes
Эдмон Дантес
топ-автор

И все-таки, жизнь – скорая штука. Пропустим малоинтересный, бессознательный, сосуще-орущий этап, который случается в жизни каждого homo и сразу перейдем к этапу осмысленному:

И вот ты уже юн, смел, и весел. Сил и уверенности хоть отбавляй и ты точно знаешь, что у тебя все впереди. Что конкретно впереди, ты, конечно, не представляешь, но уже хочешь больше, чем раньше и можешь больше, чем раньше, но пока еще нельзя. Потом ты взрослеешь и хочешь еще больше, можешь еще больше, и уже вроде бы можно, но пока еще не дают. А когда дают, то либо негде, либо ты столько еще не зарабатываешь. Потому дают тебе, как правило, за папины деньги. Но об этом знаешь только ты и возможно догадывается папа, потому не стыдно.

Ты неумолимо становишься старше и уже можешь много, хочешь много и тебе кажется, что ты делаешь все, чтоб получить желаемое, но по-прежнему, по кредитам заплатить не можешь. А все потому, что начальник – сволочь, соседка насосала, а власть – дегенераты. Но если ты не совсем мудак, то на соседку, начальника и власть тебе, извиняюсь, накласть – ты хорошо учился, ты полон сил и желаний, ты можешь много и делаешь все для того, чтоб многое иметь. А когда ты имеешь много или даже все, то почему-то хочешь уже меньше.

Конечно, попутно, без объявления войны, в твою жизнь вторгаться кто-то, кто добавляет в твой привычный, размеренный, как стрелок ход, быт еще немного желаний. Ну как желаний... Её желаний – твоих обязанностей. И вот ты хочешь уже меньше, а вынужден делать еще больше. Но если ты не совсем мудак, то видишь в этом сакральный смысл. Ведь для кого это все, если не для нее?

Но однажды, в этой чехарде желаний, возможностей и обязательств, ты замечаешь, как стареют твои друзья, обзаводятся семьями, кредитами и болезнями. Ты смотришь на них и бравурно отмахиваешься, что это все про кого угодно, но не про тебя. Ведь ты еще молод. Ты почти такой же, как в свои 20, когда главным твоим козырем была круглосуточная стальная эрекция. А то, что ты на четвертый этаж поднимаешься с пятью привалами и двумя перекурами – совсем ничего не значит, просто ты сегодня не выспался и день выдался тяжелый. Но для того, чтоб доказать себе, что ты могуч и непредсказуем, почти как необъезженный жеребец Македонского, в который раз обещаешь себе, что с понедельника точно начнешь бегать, запишешься в тренажерку и купишь велосипед, ведь ты еще ого-го, силен и настырен, как в те эрегированные 20... но уже, выходя на улицу, шапочку, на всякий случай, одеваешь, чтоб не простудить ушки. Постепенно визиты к врачу становятся все чаще, секс все реже, а храп все громче.

И в какой-то момент ты замечаешь то, чего замечать никак не хотел. Зеркало! Будь оно неладно. Зеркало предательски транслирует легкую седину на твоих висках. И под натиском времени ты все-таки капитулируешь, и признаешься себе, что хочешь уже меньше, можешь тоже далеко не 0.75 и 8 раз за ночь. Да и кому это теперь нужно?

Но где-то там, под спрессованной толщей прожитых лет скрывается все тот же двадцатилетний, безбашенный пацан-сорвиголова, который готов хоть сейчас сменить тапочки на кеды (или что там нынче носит молодежь), спустится во двор и показать соплякам, как нужно играть в мяч... вот только если бы так не крутило колени.