site.ua
член клубу

История сама по себе выеденного яйца не стоит: Иосиф Ломтадзе, мужик горячих кавказских кровей, 35-летний житель Мариуполя, чья жена пришла в АТБ без маски и вступила в конфликт с администрацией из-за отказа её обслуживать, ворвался в гипермаркет и оставил там, так сказать, жалобу, написанную топором. Люди не пострадали. Ущерб относительно невелик. Мужик с топором задержан. Ведётся следствие. Новость на пять минут. Поржать (возмутиться, ужаснуться, покрутить пальцем у виска) и забыть. «Ты меня узнаешь полюбэ, я буду з сокирой в АТБ». Город славных металлургов, отважных моряков и дерзких мужиков с топорами.

Но мужик оказался не просто темпераментным приморским жителем. Нет, Иосиф Ломтадзе —убеждённый борец антиковидного сопротивления. Борется за нашу с вами свободу жить без масок, карантинов и вакцинаций. Которую никто нам не даст, мы сами прорубим к ней путь. Свободу заражать и заражаться, жить и умирать по своим правилам, наплевав на санитарно-эпидемиологические ограничения. В общем, лучше умереть в респираторных муках, чем ходить в АТБ в наморднике. Либерти, бля! А может, он ещё и за местного производителя, за малый бизнес, против бездушных торговых сетей, за всё крафтовое, натуральное и домашнее. Тогда вообще кругом молодец, ну.

Вот так вот навоображаешь себе всякого, а он, оказывается, упоротый сталинист. Если открыть его страницу, там от разнообразных сталиных просто в глазах рябит. Щурятся, подмигивают, делают глазками, посасывают трубочку. Тьфу. Лучше бы Цукерберг их постить запретил, чем сиськи. От которых никакого вреда, одна только польза, в отличие от.

Возникает вопрос: как сталинист может бороться за свободу? Да хоть за какую, пусть самую странную и нелепую, но свободу. Свобода иногда означает странные и нелепые вещи. Возможность купить презервативы с усиками и со вкусом шоколадных трюфелей или вагинальные глиттерные бомбы — это тоже немножко про свободу. Но ни один сталинист не станет бороться за вашу свободу иметь возможность купить вагинальные глиттерные бомбы или избрать себе президентом Зеленского. Да ни за какую вашу свободу сталинист бороться не станет. А вот за свободу ходить без масок внезапно борется.

Почему? Да потому что всё это ковид-диссидентство — ни про какую не свободу. Это про не было же всей этой херни раньше, откуда она вообще взялась, верните всё как было. Эта борьба — против всё возрастающей сложности мира, всяческих невидимых угроз, реальных и воображаемых. Это ровно та же самая наивность, которая заставляет голосовать за героя телесериала, народного президента: вот он придёт и всех накажет, у этих отберёт, нам раздаст, тарифы снизит, зарплаты поднимет, установит мир на Донбассе и во всём мире. Борьба за доллар по семь гривен и дружбу с Россией. В общем, за что-то, чего никогда уже не будет.

«Садики массово закрывают и уничтожают. Из детских пионерских лагерей делают военные базы НАТО. Медицины нет. Школ нет. По городам бегают своры подростков-наркоманов. У них главная цель найти закладку с наркотиками. Города заброшены, деревни уничтожены. Развал и деградация. Не видно ни просвета ни будущего. Украина и Россия мечтает о таком президенте как Лукашенко... Одумайтесь! Вспомните Каддафи и его беззаботную и цветущую Ливию», — надрывно пишет свободолюбивый Иосиф Ломтадзе, обращаясь к неразумным беларусам.

То, куда зовут нас (не все, но очень многие) ковид-диссиденты, это воображаемая Беларусь до революции. Беззаботный край, где добрый усатый нянь золотит солнце и подкрашивает синью небо, стелит соломку каждому падающему, утирает каждую слезинку и подтирает каждую попку. Где всё просто и не нужно делать так много мучительных свободных выборов. А ковид лечится его рукопожатием, водкой, трактором, дымом костра и белыми козами. Сказочное место. Усатый нянь пашет-сеет-жнёт, улыбается и машет: «Никто от короновируса здесь не умрёт».

Белорусская писательница Ирина Батакова, которую я очень нежно люблю, написала роман-антиутопию «Белый, красный, чёрный, серый». В этом романе была такая территория — Зона Светляков. Где действовала антично-фашистская программа «Русское спартанство»: слабым жить незачем, этот мир для здоровых и сильных. Медицина существовала, но в архаичном виде: припарки из печной золы и прокаленного песка, компрессы с хреном. Думается, примерно такое место воображают себе ковид-диссиденты. Если их разговорить, они признают существование ковида, но скажут, что от него мрут только слабаки, ну так туда им и дорога.

dzmitry.halko
Дмитро Галко

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації