site.ua
sandbox

В каждой стране есть свои сценарии на случай кризисных ситуаций. Они хранятся в красивых папках красного цвета с надписями вроде: «top secret», «кио ку мицу», «особой важности» и т.д и т.п. в высоких кабинетах или глубоких бункерах за толстыми стальными дверями несгораемых сейфов. В них подробно расписано кто и что делает, куда кто выдвигается, где, например, получает дополнительные резиновые палки полиция и в каких автотранспортных предприятиях забирает грузовики министерство юстиции чтобы вывезти на пункт эвакуации жёсткие диски с реестрами нотариусов в случае атаки столицы гуманоидами из космоса.

Хотя, конечно, это шутка, а планы подобного рода планы пишутся серьёзными людьми в ответ на серьёзные и не только гипотетические вызовы. Детализация таких сценариев, а главное их адекватность, реалистичность и выполнимость напрямую зависит от общего положения страны, так сказать её физической формы. Если работает экономика, социальная сфера, государственный аппарат, бодро и патриотично настроены люди – каждый исполнитель знает, что будет делать и что-то похожее уже отработал. И есть возможность, что всё пойдёт неплохо, даже если нужны будут импровизации. А имеющиеся планы нормальной жизни будут скорректированы и согласованы с вот этими кризисными сценариями. В иных случаях кризисные сценарии неосгласованы, неполны в важной части, зато замусорены ненужными подробностями, или же вообще сымитированы.

По утверждению московитского классика писателя Лескова, очень колоритный российский император Николай Первый в середине девятнадцатого века сказал: «Россия есть государство военное». Со всеми вытекающими отсюда последствиями в сфере управления и восприятия мира. Эта самая «военность» уменьшала конкурентоспособность страны и при жизни автора афоризма вылилась в эпическое поражение на своей территории в Крымской войне. Большевики, турнувшие «проклятый царский режим» тоже соорудили из страны «единый военный лагерь», беспрецедентно нарастив производство вооружений, замучив всю страну стрелковой и химической подготовкой на голодном пайке и в ватниках при откормленных и в шевиоте разнообразных «сталинских соколах» и чекистах. И также ожидаемо в два первых года той части войны, которую потом сами же назвали отечественной потерпели вряд ли имеющие аналоги стратегические военные поражения. Естественно, что за сто семьдесят и семьдесят пять лет, соответственно, произошли некоторые изменения и нынешняя РФ теперь государство не только военное, но и спецслужбистское. Опять же со всеми вытекающими последствиями. При сырьевом характере экономики, традиционно слабом развитии производственных сил, социальных служб и гражданского сознания к традиционному же гипертрофированному милитаризму добавилась гбешная паранойя и недоверчивость при абсолютной аберрации взгляда на мир и нежно лелеемой коррупции всех уровней. В таких условиях адекватной и оперативной реакции на вызовы, риски, угрозы ожидать не стоит. Да и какие могут быть угрозы: «мы сами какому агрессору хотим угрожаем, превентивно».

А конъюнктура не очень. При чём не то, чтобы неожиданно. Шёпотом или не очень о том, что зависимость экономики от одного лишь экспорта нефти не является фактором стабильности, говорили всегда. И вот он конфликт с главными производителями нефти, саудитами и их союзниками по ОПЕК. В мире переизбыток нефти, уже 30 миллионов баррелей, производителям надо взаимоужиматься и договариваться – предлагают в ОПЕК. Но Москва не желает. В ответ их лупят демпингом, благо - могут. И неблагоприятная ситуация на мировых рынках нефти дала ожидаемый и все же, такое впечатление, неожиданный для кое-кого в Кремле результат. Российская нефть в цене падала в пропасть. При этом санкции, наложенные на РФ после начала агрессии против Украины в 2014 году и так привели к тому, что ВВП за пять лет вырос по официальной статистике только на 0,9%, а нагрузка на бюджет из-за гибридной войны в Украине, экстренной милитаризации оккупированного Крыма и ряда военных кампаний разного уровня интенсивности по миру, стабильно и даже в возрастающем темпе высасывает соки из экономики обширной сырьевой империи. По оптимистическому прогнозу дефицит российского бюджета составит почти 6 триллионов рублей. А ведь планировали профицит в 900 миллиардов. И распечатали кубышку, наполненную в тучные нефтедолларовообильные годы под названием Фонд национального благосостояния, которого хватит при таких аппетитах меньше чем на два года. Но суть в том, что несмотря ни на что, никаких отмен идущих внешнеполитических проектов Кремля от войны в Украине до информационных операций вроде «наказания подлых чехов за снос памятника Коневу» не произошло. Более того, даже пандемия коронавируса долго воспринималась в Кремле как что-то далёкое и чуждое. И потому отказ от празднования 9-го мая и голосования за конституционное закрепление почти монарших полномочий Путина произошел со страшным зубовным скрежетом. Так что коронавирус, ковидка подлая, вмешалась почти как древнеримский сценический «бог из машины», принудив парадные расчёты разъехаться по местам постоянной дислокации, а любителей хождения в составе бессмертных полков сидеть дома. Пока до 3 сентября. Ошибаться Кремль не может – вот, теперь новая дата центрального государствообразующего мифа. Перенесённый на день со второго сентября, вариант окончания Второй мировой, русифицированный так сказать.

Пандемия правда открыла ещё один ларчик Пандоры. Такое впечатление, что их много раскидано по той территории РФ. Руководители некоторых регионов РФ, когда поняли, что своевременной и адекватной реакции на пандемию из Кремля ожидать не следует, начали самостоятельно закрывать регионы. Путин, конечно, позднее со всем этим согласился и заодно возложил ответственность на этих губернаторов, в случае «если что». Но тенденция замечательная. Тем более, что и реакция на карантинные ограничения не заставила себя ждать: бунт в Северной Осетии, как реакция на стопорение экономики, быстро и энергично подавленный.

Судя по всему, в Кремле, в конце концов, уловили, что проблема у них комплексная. И пришло время запускать специально заранее составленные сценарии действий в условиях кризисов и угроз. Конкретно же реагировать надо на завал в экономике, обусловленный нефтяной войной чуть ли не со всем миром, пандемией и санкциями, а также на центробежные тенденции с усилением активности масс в регионах, в том числе национальных автономиях. И тут возникает вопрос: насколько в Кремле подготовлены и адекватны к этим вызовам, кое-где уже ставшим угрозами? Анализ действий Кремля и его реакция на подобные ситуации более мелкого масштаба позволяет сделать вывод о том, что скорее всего реакция будет агрессивной. Цепляние за парад 9 мая в условиях пандемии лучшая тому иллюстрация. Говоря дипломатично, гибкость и разнообразие механизмов не сильная сторона стратегии Кремля.

Потому можно ожидать, что выход из карантина ознаменуется обострением на Донбассе с целью перенацелить внимание населения на эту «священную благородную войну за русский мир». Или же обострение на Аравийском полуострове, где йеменские повстанцы вдруг смогут повторить свои подвиги прошлого года и нанести теперь уже более скоординированные и полновесные удары по саудовским нефтеперерабатывающим структурам. Глядишь, и станут саудиты сговорчивее. А может быть, что сценарий этот и зачистка буйных голов в элитах регионов РФ и некоторых «башнях кремля», которые много на себя взяли во время борьбы с пандемией, да так, что напугали Путина. Ну или провокация на неорганизованный протест с последующим его выжиганием недовольных как в национальных регионах, так и «русском центре»… Или всё вместе. Неважно, что там в кремлёвских сейфах написано в сценариях реакции на угрозы и кризисы. Реагировать он может только агрессией. Как загнанная в угол крыса. Но кто предупрежден – тот вооружен. Прыжки крысы в определенных условиях могут выглядеть даже комично.

dmytro.levus
Dmytro Levus

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації