site.ua
член клубу

Верховная Рада Украины приняла законопроект № 4128-д о процедуре изменения религиозными общинами церковной юрисдикции.

Зачем это было нужно?

Раньше каждая религиозная община имела право не только совместно исповедовать свою веру, но и изменять ее, в том числе и менять свое подчинение. То есть жители одного села могли не только вместе молиться, но и вместе решить какой церкви их приход должен принадлежать.

Однако на практике это право почти невозможно было воплотить. Не было процедуры, по которой это право можно реализовать. Таким образом, складывалась парадоксальная ситуация: на бумаге общины свободны, а в реальности – нет. Это было выгодно церковному руководству, поскольку ситуация фактически замораживалась и перетекание из одной церкви в другую были минимальны. Верующие хоть и де-факто были крепостными у епископов-феодалов, однако особых протестов это не вызвало.

Однако Революция Достоинства, аннексия Крыма и война на Донбассе как будто пробудили украинское общество. У православных к происходящему еще добавилось изменение курса УПЦ. Если при прошлом предстоятеле м. Владимире эта церковь пыталась стать церковью украинского народа, то с приходом м. Онуфрия она стала полностью пророссийской.

Тогда же, в 2014-2015 гг. началась волна переходов приходов из Московского патриархата. А поскольку процедуры изменения юрисдикции не было, начались многочисленные судебные тяжбы. Осознавая масштаб проблем, экспертным советом по вопросам религий при Минкульте был разработан соответствующий законопроект. Одним из его авторов был народный депутат Виктор Еленский, который и зарегистрировал его в Парламенте.

Этот законопроект за почти 3 года своего существования инициировал очень бурные обсуждения. Даже сам патриарх Кирилл в письме к лидерам Нормандской четверки шантажировал эскалацией на Донбассе в случае принятия Верховной Радой этого документа.

С учетом всей критики законопроект был доработан и 16.01.2019 был представлен на рассмотрение профильного комитета, где его поддержало большинство.

Далее конкретно о самом законе.

Ранее общины были зависимы от своего руководства. Представим, что община хочет перейти в другой патриархат. Ранее она должна была получить на это разрешение у своего руководства (!). Какой епископ добровольно отпустит свой приход, который ему постоянно платит деньги, а он взамен не тратит на него ни копейки? Ответ очевиден.

Итак, общины находились в бюрократической ловушке. Даже, несмотря на желание выйти из-под юрисдикции какой-то церкви они по факту не могли этого сделать.

В принятом законе прописывается, каким образом община может поменять свою подчиненность. Для этого нужно созвать собрание. Важно, чтобы оно было правомочным и на нем был кворум.

Чтобы перейти в другую юрисдикцию достаточно, чтобы такое решение поддержали 2/3 от присутствующих на собрании. Согласные с переходом обязательно должны подтвердить свое решение собственными подписями. После этого документы на перерегистрацию подаются в отдел по вопросам религий при ОГА.

Многим кажется, что принятых изменений недостаточно и законодатели должны прописать критерии членства и условия признания собрания правомочным. Однако здесь парламентарии должны были осторожно пройти между Сциллой и Харибдой. С одной стороны дать реальную процедуру, а с другой не вмешиваться в жизнь и не нарушать автономию религиозной общины. Иначе это вызвало бы нарекания со стороны Венецианской комиссии, Европейского суда по правам человека и многочисленных международных правозащитных организаций.

По моему мнению, законодателям это удалось. Ведь сам законопроект реально вносит минимально необходимые изменения. Ведь такие важные вопросы как членство в обществе, принятие или исключение лиц, и установление критериев по которым собрание считается правомочным – принимаются самой общиной согласно ее устава. Это прямые нормы нового закона.

Очень важной и действительно демократической является норма, которая защищает меньшинство, несогласное менять юрисдикцию. Такие люди, а они есть, имеют право зарегистрировать новую общину и заключить договор про поочередное пользование храмом. То есть закон защищает как большинство, которое хочет перейти, так и меньшинство, которое не хочет переходить. Таким образом, покрывается 100% ситуаций вокруг переходов.

Более того, депутаты предложили ввести временный мораторий на период перехода. Любые действия с имуществом (продажа, залог, аренда и т.п.) на период смены юрисдикции – запрещаются. Это очень важно, ведь зная, что общество перейдет, влиятельные лица могут забрать ее имущество.

И напоследок. Анализируя новый закон, обозреватели опускают очень важный нюанс – также была отменена двойная регистрация религиозных общин. Ранее приходу нужно было зарегистрировать свой устав в отделе по вопросам религий, а затем в Минюсте. Теперь последнее нужно. Таким образом, облегчается процесс регистрации и убирается лишний бюрократизм в этом вопросе. Фактически создается система «единого окна» регистрации религиозных организаций – это то, о чем годами просили представители Всеукраинского Совета Церквей.

На самом деле принятый законопроект – это очень важный шаг. Украинский Парламент принял подлинно демократический закон. К сожалению, пока не все церкви и правозащитники поняли и поддержали те новации, которые предлагают законодатели, но сами общины уже в ближайшее время почувствуют те изменения и облегчения в процедуре регистрации, которые были сделаны.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація