site.ua
dima.zolotukhin
Дмитро Золотухін
член клубу

Уже не первый год я стараюсь внимательно следить за покачиваниями башен Кремля. Некоторое время назад, термин, который использовали ранее – «кремленологи» — стал матерным. Поэтому сейчас это названия не имеет.

Например, придворный пиарщик Евгений Минченко называет эту конструкцию «Политбюро 2.0». Но, мы ему не очень верим, хотя и черпаем много информации оттуда для дальнейшей разработки.

Однако сами доклады «Политбюро 2.0» очень хороши тем, что главный нарратив Владимира Путина (все таки — главной башни Кремля) прослеживается очень хорошо.

Гласит этот нарратив следующее:

«Башни Кремля – приблизительно равны. Но, башня Путина значительно «равнее» других, не смотря на дружбу по кооперативу «Озеро» и многомилиардные контракты. Все остальные башни постоянно воюют друг с другом, но все происходит под надзором и с благословления главной башни, которая является либо инициатором, либо арбитром боев!»

И тут происходит арест Улюкаева!

Во-первых, это вопиющий случай ареста одного из членов Правительства РФ, чего не происходило никогда.

Во-вторых, чего бы не лепетали «усы Пескова» это не могло произойти без санкции и соизволения Владимира Путина. Потому что это просто не возможно. Не для того он кошмарил Бастрыкина с помощью ФСБ, чтобы он президенту фигвамы рисовал.

В-третьих, если это происходило под личным контролем Путина (а по другому быть не могло), то это еще более вопиющий случай, потому что публичные силовые демарши внутри «Политбюро» ему не то что не свойственны (как бывшему гэбисту), а прямо противоречат природе бизнес-процессов, которые он любовно отстраивал 20 лет.

Таким образом, это очевидно абсолютно нетипичная и выходящая за рамки ситуация, которая имеет серьезные комплексные причины и далеко идущие последствия для всей тектонической системы управления условным «Кремлем» (российской властной верхушкой).

Откуда взялось горе?

Расследование по делу о приватизации и продажи акций «Башнефти» началось в апреле 2014 года. О расследовании стало известно в июле того же года, когда был арестован предприниматель Левон Айрапетян. В августе этого года Айрапетян вышел на свободу.

Согласно следствию, Айрапетян совместно с сыном бывшего главы Башкирии Муртазы Рахимова — Уралом разработали план хищения «Башнефти». Компания была создана на основе предприятий башкирского ТЭК, которые были приватизированы Уралом Рахимовым в 2005 году. Рахимов стал главой новой компании. По данным следствия, сама приватизация ТЭК была незаконной.

В 2009 году Рахимов продал акции «Башнефти» структурам АФК «Система» (Владимира Евтушенкова). Сумма сделки составила 2,5 млрд. долларов. Согласно следствию, это было где-то на 500 млн. долларов ниже рыночной цены.

В сентябре 2014 года миллиардеру Евтушенкову были предъявлены официальные обвинения по статье об отмывании денег. Он был помещен под домашний арест. Почти сразу после этого АФК «Система» сообщила о приостановке сделки с «Башнефтью».

В конце октября 2014 году Арбитражный суд Москвы постановил изъять акции «Башнефти» у АФК «Системы». В начале декабре 2014-го бумаги перешли в собственность государства, а Евтушенков почти сразу после этого был освобожден из-под домашнего ареста, под которым он пробыл три месяца. Урал Рахимов был объявлен в международный розыск и скрывается в Австрии, которая предоставила ему политическое убежище.

Продажа госпакета «Башнефти», последовавшая за «отжимом» компании у некошерных Кремлю бизнесменов, была отнюдь не просто инвестиционной сделкой. Она стала главным приватизационным событием в период серьезного инвестиционного кризиса, который был запущен войной с Украиной.

И это важнейшее мероприятие, почти сразу после объявления, было отложено на неопределенный срок решением премьера Дмитрия Медведева. Причина – жаркая схватка за актив между ЛУКОЙЛом и «Роснефтью», вылившаяся в серьезный конфликт в правительстве и администрации президента.

«Роснефть» очевидно проигрывала в борьбе по формальным признакам. Во-первых, она была госкомпанией. А одна госкомпания не может приватизировать другую госкомпанию – это оксюморон. Во-вторых, у «Роснефти» были очень хреновые для инвестиций в госсектор экономические показатели, которые надо было вытягивать за счет фейков в статистике и минэкономике (что, по всей видимости, и делал Улюкаев). Именно из-за этих причин в пользу «Роснефти» сделку задерживали.

Таким образом, своим решением о возможности выкупа акций «Башнефти» квазигосударственной «Роснефтью» министр экономразвития РФ действовал в интересах Дмитрия Медведева (ибо Медведев лично задерживал конкурс для «Роснефти») и в интересах Игоря Сечина, которого последнее время нещадно валят в прессе.

Фактически, расследования против Шувалова («корги Шувалова»), расследования против Сечина («супер-яхта принцесса Ольга»), раскрутка постоянных мемов про Медведева – это могут быть звенья одной цепи.

И теперь, после настолько жесткого, резкого и бескомпромиссного ареста высокопоставленного чиновника, ни Медведев, ни Сечин не могут чувствовать себя комфортно. Начиная с того, что Сечин теперь гарантированно не получит «Башнефть», заканчивая тем, что он из «свидетеля» может стать «взяткодателем».

Что теперь будет?

Ну, во-первых, это старт предвыборной компании по перевыборам Владимира Владимировича Путина, которые запланированы на 2018-й год.

Профессор МГИМО, книга которого про то, как делать революцию, вот-вот выйдет на прилавки, Валерий Соловей – настаивает на своем инсайде о том, что перевыборы Путина состоятся в 2017 году. Осенью. А, возможно, даже и весной.

Причиной тому он называет сильное социальное напряжение из-за резкого ухудшения качества жизни россиян. Поэтому, чтобы не подойти к выборам на грани социального взрыва, Путин хочет подтвердить свою легитимность досрочно.

В Кремле – опровергают, но с оговоркой, что такая мысль была. Однако только на тот случай, если бы в Белом Доме опять оказались демократы, с которыми уже очень натянутые отношения.

Если бы Хиллари победила, то для коммуникации с Вашингтоном Путину бы потребовались переводчики – хочешь-не хочешь. А лучшими тлумачами для запада являются, конечно, «сислибы» (системные либералы), которые и представляют финансово-экономический блок российского правительства. Более того, Кудрин даже рассматривался в качестве преемника Медведева.

Однако, победил Трамп и «сислибы» стали не нужны. А раз не нужны «сислибы», то не нужны и выборы в 2017-м году.

Проблема уровня жизни россиян и общее недовольство остаются. Однако, как бы нам не хотелось верить в обратное, наши надежды в то, что «экономика России вот-вот обвалится», не основываются на реальности. Проблемы, безусловно, появятся и усилятся в 2017-м году. Но, Путин надеется на «окно возможностей», которое в январе 2017-го ему откроет Трамп. И надеется он на это небезосновательно!

Итого!

Такой жесткий ход, который раскрывает и углубляет конфликт с Медведевым и Сечиным, показывает, что Путин себя чувствует достаточно уверенно и комфортно в условиях сегодняшнего дня.

Можно, конечно, предположить, что это «игра ва-банк». Но, я, признаться, вообще не вижу, что Путин «выигрывает» в такой игре при сложившихся обстоятельствах?

«Сислибы» из правительства и из общего контекста никуда не денутся, но часть своей активности и самостоятельности будут вынуждены потерять. А их лидер – Дмитрий Анатольевич, может выступить «комфортным», но сильным и интересным спарринг-партнером Путина на предстоящих президентских выборах.

Для Украины – это плохо. Потому что любое усиление Путина или демонстрация этого усиления – это плохо.


Подписывайтесь на Телеграм-канал #дежурныйпостране