site.ua
boris.sav
B. Borisov
новачок

Одним из лозунгов оранжевой революции 2004-го года был: «Не ссы в подъезде, ты же не донецкий». После этого поддержка Донбассом оранжевых ценностей стала невозможной. События 2013 года и последовавшая российская агрессия еще больше фрагментировали украинское общество, отдаляя восток Украины от «майдана». Появился соблазн отождествить непонимание частью жителей востока майданных ценностей с неприятием Украины как таковой. Но это было бы решающей ошибкой.

Что происходит на востоке сейчас, в сентябре 16-го года? Действительно ли население Донбасса активно поднялось на могучую вооруженную борьбу против Киева, пытаясь изгнать Украину с востока? Вопрос риторический. Если бы 6-ти миллионный Донбасс в едином порыве мобилизовался на войну с кем-то, он дал бы 12-15 полнокровных дивизий. Такая армия превзойдет натовские армии Чехии (35 тыс. чел.), Румынии (75 тыс. чел.) и Польши (100 000 чел.) вместе взятые. С такой армией можно планировать операции континентального масштаба. Угрожая не только Киеву и Варшаве. Но и Берлину с Парижем. Вместо этого местных «ополченцев» хватает лишь на передовые дозоры, за спиной которых грузно осела перед прыжком кадровая русская армия. Она, а не мифические трактористы в коногонках цвета хаки, и есть реальный фактор этой войны.

Говорить о массовом исходе Донбасса в добровольцы просто не приходится. С другой стороны нам не известны и крупные проукраинские акции на оккупированной территории, проводимые местным населением. Не известны массовые митинги и восстания. Но те, кто склонен принимать пассивность местных за молчаливое согласие с оккупацией, пусть вспомнят о Великой Отечественной войне.

Признаемся себе, наши представления о гражданском сопротивлении оккупантам основаны на советском кинематографе и французских комедиях. В них несколько пионерских отрядов и Луи де Фюнес между завтраком и вечерним компотом разгромили весь Вермахт. В реальности, чтобы вменяемо оценить возможности гражданских лиц в организации сопротивления, нужно сначала выключить любимое кино.

Те, кто заявляет, что гражданского населения Донбасса хватит, чтобы освободиться самостоятельно, без всяких дополнительных условий, было бы желание, пусть вспомнит всего одну цифру. Во время Великой Отечественной «под немцем» оказалось почти 70 миллионов советских людей. Население всей Японии того времени. Без армий антигитлеровской коалиции эти миллионы несчастных оказались бессильны. За их бессилие их нельзя считать коллаборантами и пособниками оккупантов.

Сказанное в полной мере относится к жителям неконтролируемого Донбасса. Тем более, взгляды и действия этих людей не свидетельствуют о твердом отторжении независимости и суверенитета страны. Скорее о неприятии некоторых политических событий в Украине, неприятий «революций» и «майданов».

Правда, «антимайданность» населения служит дополнительным сдерживающим фактором в демонстрации любви к революционной ныне Украине. Но поведение жителей востока определено текущими политическими событиями в стране, реакцией на них. А не некой врожденной злокозненностью. Традиционно ее называют абсурдным термином «совковость». Кстати, миф о том, что «совки», враждебные Украине, сконцентрировались на востоке, что Донбасс мировой полюс «совкизма» легко развеять. «Совковость» вообще не имеет географической локализации. В современной Румынии, в натовской стране, 66% граждан проголосовали бы на президентских выборах за… коммуниста Николае Чаушеску. Очевидно, пропаганда государственного патернализма вместо индивидуальной свободы, паханская мускулистость во внешней политике, характерная для тоталитарных режимов, по-прежнему сохраняет свою привлекательность. По последним опросам 60% взрослых украинцев считают, что в СССР жилось лучше. Так же ответили их сверстники из 9-ти бывших республик. Хотя данные опроса предоставлены в основном русскими социологическими центрами, известными умением корректировать реальность, просто отмахнуться от них нельзя. Но попытаться понять мотивы людей можно и необходимо. Ведь эти мотивы используются для разжигания войны, для искусственного расчленения украинского общества.

Негативное отношение к майданной Украине на Донбассе формируется под влиянием следующих реальных и внушенных факторов:

  • 1.Отсутствие в сегодняшней Украине авторитетной власти. Не сакральность, атаманность нынешней киевской власти.
  • 2.Военная операция (АТО). Она воспринимается как операция против мирных жителей. Ведь с руководством «республик» Киев чинно ведет торговлю и переговоры. А снаряды попадают в дома простых людей.
  • 3.Аморфность киевского руководства в выработке восточной стратегии. Совершенно не ясно, чего оккупированным территориям ждать от Киева. Информационный вакуум быстро заполняется русской пропагандой.
  • 4.Длительная социальная напряженность в Украине, усиливающаяся после «революций».
  • 5.Прогнозируемая после любых майданов нестабильность государственных институтов и экономики.
  • 6.Страх за базовые условия жизни. Население боится, что в череде хронических демонстраций с пустыми бочками оно попросту замерзнет зимой без тепла.
  • 7.Отсутствие у Киева понятной идеологии. «Хотим в Европу» воспринимается на востоке не как идеология, а как детский каприз, типа «Хотим на море».
  • 8.Приписываемое майдану намерение вернуть колониализм и отдать страну в руки иностранцев. Т.е. «положить суверенитет Украины на ступеньки американского посольства».
  • 9.Деперсонификация несоветской Украины. У нее (в отличие от России) нет раскрученных героев. Нет ни одного «нерусского» украинца, которого жители востока бы знали и хотели быть похожими. Все известные на Донбассе украинские герои – Хмельницкий, Ковпак, Кожедуб и т.д. действовали в российской системе исторических координат. Это порождает иллюзию, что Украина способна на героику только вместе с Россией. Поэтому отказ Киева от союза с РФ кажется самоубийственным.
  • 10.Равнодушие к проблемам жизни в оккупации со стороны «материковых» граждан. Тотальное отсутствие позитивной коммуникации между украинским обществом и оккупированным Донбассом.
  • 11.Стремление идеологов майдана вычеркнуть из материального прошлого все, что связано с СССР. В том числе несомненные ратные и трудовые победы народа.
  • 12.Нечистоплотность, хуторская местечковость украинских политиков из любого лагеря.
  • 13.Нелогичность в выборе Киевом стратегических союзников. Зачем дружить с «хищной» Америкой? Она далеко. Зачем в ущерб дружбе с могучей Россией дружить, скажем, с Литвой и Польшей? Кто такая Польша? Кого она победила, что она может? Чем она поможет?
  • 14.Провокативный фарионовский национализм. Когда патриотов хотят определять по анализу крови и языку беллетристики на полке в шкафу.
  • 15.Отождествление майданной Украины с бесславно проигравшими. С бежавшим Мазепой, с разгромленными УНР и УПА. Люди не хотят быть на стороне проигравших.
  • 16.Самоизоляция Украины. Ее бессильное бегство из Донбасса. Неспособность новых майданных властей организовать сопротивление вторжению. Издевательский «Бип-Бип» Таруты – символ немощи постреволюционной элиты.
  • 17.Блокада. Искусственно созданные Киевом очереди и коррупция на блокпостах. Незаконное лишение Киевом пенсий и пособий стариков и детей Донбасса. Это выглядит как месть политическим оппонентам.
  • 18.Коллаборационизм западных лидеров. Убежденность, что Германия и Франция несерьезно относятся к своим киевским марионеткам. А Россию уважают.
  • 19.Хроническое отсутствие у майданных режимов любых внутри- и внешнеполитических успехов и побед.
  • 20.Неспособность «революционных» деятелей к системному созиданию. Их вечные ссоры и перебранки. Публичное «Бе-бе-бе» от топового министра Киева.

Но главная претензия: «майдан» разрушил мир в Украине.

Степень адекватности данных представлений пусть каждый оценит сам. Но подчеркнем, они служат точкой отсчета для оценки событий населением Донбасса.

Спокойный анализ перечисленного лишний раз показывает, жители неподконтрольного востока находятся в оппозиции к «майдану», к тому, с чем он ассоциируется, а не к Украине, которую огромное количество людей Донбасса безусловно считают своей страной. И хотят сделать ее лучше и сильнее.

Такое не раз случалось в истории. Французские роялисты, не принявшие Робеспьера, оставались французами. Хотя некоторые даже боролись с революцией на английские деньги. И все равно идентифицировали себя французами. По праву.

Проблема Донбасса гораздо шире узкой полосы суши на украино-российской границе, неподконтрольной Киеву. Ментально «жители востока» - лишь эвфемизм, за которым стоит половина населения страны. Так же воспринимающая майдан досадным эпизодом, подножкой на пути к сильной самобытной Украине, свободной от деструктивного влияния внутренних жуликов и внешних разводил. Объявить этих людей оппонентами государства, непатриотами, значит встать на последний путь настоящего, не выдуманного русскими СМИ, гражданского конфликта.

Напротив, как только мы перестанем видеть абсолютного врага в том, кто поставил крестик в другом поле избирательного бюллетеня, мы снизим число реальных врагов страны на порядок.

Что касается Донбасса, неотъемлемой части Украины, нужно немедленно преодолеть странную апатию киевского руководства и приступить к самому неотложному восстановлению человеческих, гражданских коммуникаций с неподконтрольными территориями. Может показаться, нынешние лидеры Украины специально не спешат с возвращением востока. Ведь там проживает электорат оппозиционных к майданному Киеву сил. Мы не верим в это. Даже Януковичу не пришло бы в голову отдать Галичину Польше, чтобы исключить часть чужих голосов на выборах.

Как наладить коммуникацию с востоком, что говорить? Правду, прежде всего. Учитывая насущные проблемы тамошних жителей.

Факторы, которые формируют на неподконтрольных Киеву территориях повестку дня:

  • I.Обстрелы.
  • II.Низкие доходы.
  • III.Жесткая пропаганда.
  • IV.Бесправие жителей перед вооруженными людьми.
  • V.Нестабильность коммунальной сферы.
  • VI.Отсутствие государственности и связанные с ней:
  • a.невозможность твердых юридических гарантий на имущество, на бизнес;
  • b.законодательный вакуум, произвольность и экспромт во взаимоотношениях между фактической властью и жителями;
  • c.отсутствие долгосрочных социальных гарантий;
  • d.проблемы с перемещением;
  • e.неразбериха с образованием.
  • VII.Разрыв промышленной кооперации и закрытие предприятий.
  • VIII.Экономическая и продовольственная зависимость территорий от Украины.
  • IX.Выезд квалифицированных специалистов, в частности врачей.

Исходя из сказанного ясно следующее. Стратегически Украина должна «открывать» себя востоку, открывать своих новых героев. Не унижая старых. Не давая РФ приватизировать их. Ни князя Владимира, ни украинских победителей Великой Отечественной. Работа это длительная. А в условиях противостояния с русскими масс-медиа трудоемкая, на десятилетия. Поэтому прямо сейчас из диалога с жителями Донбасса правильно исключить политику. Нужно приземлить обсуждаемые темы. Опустить их с пафосных и бесплодных споров о цивилизационном выборе, о событиях прошлых веков, до простых, нужных, понятных, ежедневных вещей: регулярная пенсия, стабильная работа, доступное медицинское обслуживание, качественные товары, нормальное электро- и водоснабжение… Т.е., туда, где возвращение Украины даст немедленный неоспоримый эффект в каждый дом.

Это и будет базой для гражданского согласия и прочного, плодотворного мира. Что полностью отвечает интересам каждого гражданина Украины.