site.ua
топ-автор

Сотни тысяч беженцев из «горячих точек» мира буквально захлестнули в конце августа — начале сентября целый ряд европейский стран. Потоки нелегальных мигрантов из Сирии, с Балкан и из Афганистана столкнулись, смешались и напоминают многим настоящую волну цунами — волну, которая катится в сторону Германии и Франции


В солнечном, веселом Будапеште в один прекрасный день случилось вот что: посреди венгерской столицы, на Восточном железнодорожном вокзале «Келети» вдруг, словно из воздуха, возникла огромная толпа изможденных, оборванных людей. Те из них, кто хоть как-то владеет английским языком, утверждают, что они — беженцы. Они бегут от войны в Сирии и просят о помощи. Каким образом все эти люди попали в Венгрию — об этом они предпочитают не распространяться, хотя это, конечно же, секрет Полишинеля: гигантские стаи контрабандистов (не только сербских, но и болгарских, немецких, греческих — настоящий преступный интернационал) весьма неплохо «нагрели руки», доставив тысячи сирийских беженцев из Сербии в венгерские пределы.

Когда толпа обездоленных и измученных людей появляется в центре любого города, на любом вокзале — понятно, чем это заканчивается: и центр, и вокзал превращаются в грязный табор и не в состоянии больше выполнять свои функции. Впрочем, к радости венгров, никто самом деле никто) из беженцев даже и не думал о сколько-нибудь длительном пребывании в Будапеште — все они стремились дальше на Запад, через Австрию в Германию.

Венгерские власти быстро сориентировались и полицейские заслоны вдруг, словно по мановению волшебной палочки, растворились в воздухе. Беженцы, чинно-благородно купив билеты на поезда, устремились к своей заветной цели: через Вену — в ФРГ, а точнее — в Баварию.

Между «Спасайся, кто может!» и «Добро пожаловать!»

Реакция немецких властей на подобное оказалась двоякой. С одной стороны, сирийских, афганских и балканских беженцев в количестве многих тысяч человек (сначала речь шла о четырех тысячах, потом — о десятках тысяч, а сейчас поговаривают, что до конца года Германия вынуждена будет принять дополнительно около 800 тысяч человек) принимают и размещают — это непреложный факт.

Как федеральное правительство, так и земельные кабинеты министров выделяют дополнительные деньги для строительства и оборудования новых лагерей, бюджеты пересчитываются, средства изыскиваются, но, что весьма примечательно, в акции «Добро пожаловать!» принимают активнейшее участие и добровольцы: тысячи немцев приносят продукты, воду, медикаменты, многие просто разбирают сирийцев по своим домам.

С другой стороны, все то же федеральное правительство, а также земельные кабинеты министров особенности, руководство Баварии) буквально криком кричат: «Да что ж вы с нами делаете-то!!!». Одно за другим следуют грозные заявления в сторону Венгрии, Италии и Греции — о нарушении Дублинского соглашения, регулирующего прием и распределение беженцев в Евросоюзе, об отсутствии малейшего представления о европейской солидарности, о невозможности принять и разместить всех.

Впрочем, до сих пор ни одна из стран, через которые в Германию и Францию устремились многотысячные толпы нелегалов, не торопится реагировать. Правительство ФРГ, к примеру, в срочном порядке выделило средства на оборудование в Венгрии так называемых Hotspots — пунктов приема и регистрации беженцев. Венгры с благодарностью воспользовались этими деньгами, зарегистрировали беженцев, выдали им бумажки и... отправили дальше в Германию. А на границе с Сербией в кратчайшие сроки построили забор и пустили усиленные армейские патрули — за что подверглись критике со стороны тех же немцев: мол, позабыли вы о правах человека.

Примерно такая же картина наблюдается и во Франции: сюда из Италии и Греции в самом деле нескончаемым потоком движутся беженцы не только с Балкан и из Сирии с Афганистаном, но и «традиционные» африканцы. Французы стараются их по мере сил принять и разместить, одновременно совершая угрожающие телодвижения в сторону греков и итальянцев. А тем и горя мало: их дело — выдать справку и отправить очередного соискателя дальше, попутно сообщив Европе, что у них все плохо и им надо помочь — выделить деньги на беженцев.

Виновата ли Венгрия?

Ужас немцев и французов вполне понятен и их апелляции к европейской солидарности — тоже. Тем не менее , в самой Германии кое-кто высказывает довольно обоснованное мнение, что в нарушении Дублинских соглашений виновны Италия с Грецией, а вот Венгрия — не виновата. Венгрия уважает европейское законодательство.

Факты таковы: согласно Дублинском договоренностям, беженцы должны проходить регистрацию в той стране Евросоюза, в которую они попали первой. И там же ожидать решения властей о присвоении им статуса. После чего они должны быть распределены между ВСЕМИ странами ЕС, согласно выработанным в ирландской столице квотам. Можно и нужно критиковать венгерского премьер-министра Виктора Орбана весьма за многое, но уж в отношении квот он ведет себя просто образцово: Венгрия выполнила квоту по приему беженцев в 2015 году и просто-напросто не хочет принимать их у себя сверх того, что ей положено. В то время, как Италия и Греция свои квоты не только недобрали, но и вообще не желают с ними считаться.

Согласно данным Евростата, в первой половине 2015 года из 400 тысяч приехавших в Евросоюз беженцев 170 тысяч зарегистрировались в Германии, а в Венгрии — 66,5 тысяч. Во Франции были зарегистрированы порядка 40 тысяч беженцев, в Италии — 30 тысяч человек, в Греции — 6 тысяч. Получается, что на втором месте вслед за ФРГ с ее 82 миллионами населения оказались не Франция и Италия каждой — около 60 млн населения ), а маленькая Венгрия — 10 миллионов жителей. Иными словами, в пересчете на количество населения, венгры приняли у себя в 12 раз больше беженцев, чем итальянцы.

Можно представить себе, что они к подобному не слишком готовы и рады передать «излишки» кому угодно. А «кто угодно» — это, как обычно, немцы, которым только намекни, что они, мол, «фашисты» — и они готовы принять у себя кого угодно и в каких угодно количествах... Что же касается других «кого угодно» — поляков, испанцев, датчан, финнов, ирландцев — все они за первые полгода 2015-го зарегистрировали у себя еще меньше беженцев, чем греки.

Смотрите, кто пришел!

Впрочем, кое-кому в последнее время все больше кажется, что споры о квотах, человеколюбии и европейской солидарности при всей их важности и остроте все-таки второстепенны. Гораздо важнее было бы присмотреться к самим беженцам — если это в нынешней ситуации вообще возможно. Причем «присмотреться» стоило бы не досужим телезрителям и не к сюжетным картинкам различных телеканалов, а компетентным профессионалам в области безопасности и к конкретным людям.

Потому что телекартинки, транслируемые международными информационными агентствами, порой оказываются несколько иными, чем действительность. Не по злому умыслу, а в силу стиля работы телерепортеров. К примеру, в кадр чаще всего попадают несчастные старики, измученные женщины, увешанные детьми, и гораздо реже — молодые люди в самом что ни на есть расцвете сил, у многих из которых при всем желании следов измождения и страданий на лицах не обнаруживается, а если они и попадают в кадр, то с непременным комментарием о том, как это здорово, что в Германию основном, подобные сюжеты сейчас транслируют именно в Германии) приезжает такая замечательная, в будущем — высококвалифицированная рабочая сила.

Глядя на экран телевизора, можно и в самом деле прийти к выводу, что большинство новых беженцев — это старики, женщины и дети. На самом деле, по свидетельствам очевидцев, таковых как раз меньшинство. А абсолютное большинство составляют крепкие парни и мужики в возрасте от 20 до 40 лет — по сути, именно такие люди имеют гораздо больше шансов преодолеть все тяготы перехода из Сирии (Афганистана, Африки) в Европу, чем пожилые люди или женщины с детьми.

И эти крепкие парни и мужики не ведут себя, как беженцы: в Греции они дерутся с полицейскими, в Венгрии — проламывают заграждения и разносят пресловутые hotspots, скандируют на вокзале Келети «Германия, Германия» и врываются в вагоны поездов. Правда, стоит в пределах видимости появиться съемочной группе — как тут же на передний край выдвигаются те самые женщины и дети, просящие помощи и защиты.

Да, женщины и дети там есть — так же, как и старики. Но тон задают явно не они. И пеший марш на Австрию, предпринятый тысячами сирийских, балканских и афганских беженцев в Венгрии, был исполнен не измученными бабушками и мальчиками-девочками: по венгерским дорогам двигалась плотная толпа мужчин, которым хватило сил не только пройти эти сотни километров, но и разнести по дороге в щепы часть заповедника Zsámbék — тоже, видимо, в знак протеста. И кстати, такой же многолюдный, хотя и менее популярный марш нелегалов по трассам французского юга вообще закончился уголовщиной: «демонстранты» организовали целый ряд нападений на стоящие в пробках автомобили. Грабили и убегали, растворяясь в шагающей толпе, отгораживаясь от полиции женщинами и детьми.

Но уголовники, затесавшиеся в толпу беженцев — это еще полбеды. Греческие очевидцы «высадки» утверждают, что среди составляющих большинство в числе прибывших нелегалов молодых людей подозрительно много «наспех бритых, весьма подтянутых и накачанных» субъектов, ведущих себя даже не по-бандитски, а... по-солдатски. Они в потасовках с полицией не участвуют, по дорогам не маршируют. И их зачастую встречают такие же, как они, неизвестные, молчаливые, крепкие ребята, усаживают в автомобили и без всякой регистрации увозят неведомо куда. При таком количестве народу, прибывающего в ЕС сразу через три границы, трудно не вспомнить совсем недавние угрозы лидеров ИГИЛ «взорвать Европу изнутри». Вряд ли исламистские вожди были такими уж голословными...

Впрочем, пока не спал ажиотаж, проверять каждого новоприбывшего не представляется возможным. А когда он спадет — возможно, проверять будет уже некого и придется сначала искать, а потом проверять. Успеют ли?

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація