site.ua
член клубу

Цена нефти в очередной раз рухнула – показатель барреля марки Brent впервые с конца января упал ниже, как говорят на бирже, «психологически важной отметки» в 50 долларов США. Вслед за нефтью традиционно покатился вниз российский рубль: его стоимость снизилась до 64 рублей за доллар и до 70 рублей за евро соответственно.

В 2014 году кандидат экономических наук, президент Российской Федерации Владимир Владимирович (тм), выступая в своей обычной поучительной манере на очередной пресс-конференции, как дважды два, доказал не понимающим в высоких материях и «многоходовочках» журналистам, что нефть физически не может стоить меньше 80 долларов за баррель. Ну вот не может, и все – иначе мировая финансовая система схлопнется и наступит конец света.

Чуть позже нефть, словно послушав умного кремлевского лидера, пошла отсчитывать доллар за долларом вниз: 70 долларов за баррель, 60 долларов, 55... Остановшись в январе 2015-го на отметке 46,5 долларов, она полегоньку пошла вверх под одобрительные возгласы российских болельщиков, немедленно преисполнившихся счастливой надежной на то, что «дна» уже коснулись и теперь – только вверх! В конце концов, многолетняя уверенность в том, что весь мир, словно ангел из размышлений средневековых схоластов, пляшет на конце российской «нефтяной иглы», даром не проходит: нефть-матушка десятилетиями является первоосновой российских государственных и частных капиталов. Кроме нее (и также стремительно дешевеющего газа), Россия может похвастаться мощным экспортом разве что оружия для африканских и латиноамериканских «революционных государств», да и то – в этой области ее обставил заклятый друг Китай, а вот нефтюшку китайцы сами покупают, как миленькие. В общем – знай наших, куда они денутся с подводной лодки, чтобы все дрожали – чтобы уважали, и т.д., и т.п.

Эту уверенность россиян в непреходящей силе родной нефти поспешил подтвердить и глава «Роснефти» Игорь Сечин: не так давно он повторил «финт ушами» своего кремлевского патрона, рассказав журналистам о том, что бочка пресловутой черной маслянистой жидкости, состоящей из останков доисторических тварей, ну никак не может стоить меньше 50 долларов. Потому что-де хитрые американские нефтяные аферисты, торгующие сланцевой нефтью, просто не в состоянии позволить, чтобы цена нефти оказалась ниже: мол, себестоимость добычи этой самой сланцевой составляет как раз порядка 50 долларов за баррель и если торговать ею себе в убыток – то вся новая, многообещающая отрасль рухнет, так и не встав на ноги...

Как говаривал отец знаменитого толкиенского персонажа Сэма Гэмджи, грубоватый старик-садовник Хэм: «Ты б себе хлебало ногой, что ли, затыкал». Лучше б Сечин этого не говорил. Потому что получилось опять, как с путинской пресс-конференцией: стоило президенту российской нефтяной компании, попавшей недавно вместе со всеми «дочками» под санкции, рассказать об интересах американской «новой, многообещающей» сланцевой отрасли (той самой, к слову, которую он же всего лишь пару-тройку лет назад поднимал на смех, называя добычу сланцевой нефти «нереальной», а позднее всеми правдами и неправдами пытаясь купить в США соответствующие технологии – эти попытки не увенчались успехом, а своего собственного эквивалента выдающиеся российские ученые разработать не смогли), как цена на нефть опять устремилась вниз: от отметки в 62 доллара за баррель Brent ее стоимость начала опускаться и опускаться – и в конце концов рухнула ниже 50 долларов. Рекордно низкого показателя 2014 года она на момент написания этого материала еще не достигла, однако же – кто знает, что день грядущий нам готовит? Есть смешное ощущение, что стоит кому-нибудь из российских руководителей выступить еще разок на эту тему – и все, падения цены на нефть уже не остановит ничто на свете.

Посчитали - прослезились

Игорь Сечин в своих экстраполяциях допустил ту же ошибку, которую он сделал, насмехаясь над «нереальной» добычей сланцевой нефти: тогда, не сумев воспроизвести процесс, российские нефтянники объявили его невозможным, позже, по слухам, «Роснефть» и «Газпром» потратили громадные деньги, нанимая по всей Европе и Америке журналистов и «экспертов», которые начали бойко возвещать экологическую катастрофу в случае, если сланцевые нефть и газ все же будут добываться, теперь вот – просчитались с себестоимостью добычи. Потому что, если в 2013 году американцы добывали сланцевую нефть по себестоимости примерно в 100 долларов за баррель, а в 2014 – по 50 долларов, то на сегодняшний день средняя себестоимость «бочки» сланцевой нефти снизилась до 35 долларов и тенденция к ее удешевлению продолжает оставаться устойчивой. Пока что, конечно, сланцевые нефтетрейдеры еще прилично отстают не только от арабских шейхов, которым добыча «бочки» обходится в смешные 2-3 доллара, но и от России, где себестоимость добычи на новых месторождениях составляет около 16 долларов за баррель, а на старых (правда, уже почти исчерпанных) – порядка 6 долларов. Так что, даже только с точки зрения финансовых интересов американских сланцевых нефтянников, баррель «брента» на мировом рынке вполне может быть дешевле 50 долларов.

А ведь есть и еще один фактор, а именно – гигантское предложение нефти, всерьез опережающее спрос. И нет тут никакого мирового антироссийского заговора, как об этом любят твердить кремлевские СМИ – просто обстоятельства сложились вот так, а не иначе. Слабенькие конъюнктурные показатели последнего месяца, пришедшие от двух крупнейших в мире потребителей нефти, США и Китая (индекс Caixin, показывающий потребность Китая в нефти, упал в июле до минимальной отметки за два года), заставили предположить, что в ближайшем будущем им понадобится закупать меньше «черного золота», чем на данный момент – при этом сразу несколько стран-производителей буквально заваливают рынок своим сырьем, что заставляет цену падать все ниже и ниже.

В данный момент на этом рынке идет самое настоящее состязание за объемы добычи: Саудовская Аравия выходит на рекордные показатели, каких не демонстрировала уже десятилетия, за ней торопится Ирак, а «на низком старте» застыл Иран, только что договорившийся с Западом о снятии экономических санкций, под которыми просидел без малого 13 лет. Тегеран отчаянно нуждается в срочном притоке твердой валюты, так что его танкеры буквально роют копытами морскую гладь, готовые по первой же отмашке броситься в Америку и Европу со своим маслянистым грузом.

Дело в том, что у Ирана так же, как и у России – довольно серьезно устаревшая технология нефтедобычи: она не позволяет «закрыть» один раз открытую скважину, оттуда приходится добывать и добывать нефть, складируя ее в случае, если ее некому продать. Со сланцевыми технологиями, а также с технологиями, которые разработали все те же американцы и поделились ими с арабскими монархиями Персидского залива, все по-другому: надо добывать – открыл скважину, не надо – закрутил вентиль до лучших времен. А вот ни Россия, ни Венесуэла, ни Иран этого не могут – поэтому, кстати, Россия с Венесуэлой гордо называют себя мировыми лидерами в добыче нефти: они попросту не в состоянии эту добычу прекратить. Можно себе представить, сколько непроданной нефти скопилось в иранских нефтехранилищах за 13 лет. И теперь все это вот-вот появится на рынке по бросовой цене – неудивительно, что нефть в очередной раз рухнула.

При этом страны ОПЕК успели довести ежедневную добычу своей нефти до 32 миллионов баррелей в день, хотя ранее они собирались остановиться на 30 миллионах. Россия не является членом этой организации, ее интересы там опосредованно представляет Венесуэла, но на призывы представителей этой страны «завернуть кран» никто не спешит откликнуться. Хотите – заворачивайте сами. Не можете? Не мешайте другим. Как любили повторять украинцам ревнители «русского мира» после аннексии Крыма: «Ничего личного, просто вы попали под раздачу».

Почем кило деревянных?

Российским правительственным экономистам нынче не позавидуешь. В прошлом году им приходилось рассчитывать «экстремальный» сценарий госбюджета два раза подряд: когда нефть упала ниже 100 долларов за баррель (напомним – речь идет о сорте Brent, в то время как российский сорт Urals на два-три доллара дешевле), был получен приказ посчитать бюджет для цены в 80 долларов (той самой, ниже которой, по Путину, нефть не может опуститься). Позже, когда стоимость «бочки» рухнула ниже 80 – пришлось пересчитывать по 60. Что теперь? Считаем «паписят»? Так поздно уже – впору пересчитывать по сороковнику. А ведь каждый доллар, «отвалившийся» от цены нефти, означает для российского бюджета потерю 2 миллиардов долларов.

Один из российских блоггеров в Интернете заметил по этому поводу: «Экономически это то же самое, что смотреть на сход лавины, катящейся прямо на тебя, будучи связанным, не зная, где она остановится. Унижение - жить подвязанным к финансовым ценам на нефть, возникающим где-то там, за бугром, на рынках деривативов в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне».

Естественно, что российский «дереватив» также не мог не отреагировать на такое унижение. Опять же – на момент написания материала доллар США стоит 64 рубля, евро – 70 рублей. Учитывая санкции, антисанкции, падение цены на нефть, продолжающуюся позорную «гибридную» войну с Украиной, необходимость выплат по делу ЮКОСа и прочие, поистине бесчисленные неприятности (это если вежливо их так называть) – кто может сказать, что будет дальше? Возможно, в недалеком будущем эти цифры придется удваивать, кто знает?

Пока же суд да дело, у российской власти, кажется, нет иной стратегии выхода из затянувшегося кризиса (российские руководители называют его «мировым», несмотря на то, что в мире-то как раз финансовый и экономический кризис уже успел закончиться, а вот в России он продолжается), кроме как ориентироваться на все того же Путина. Господин кандидат, вождь и учитель экономических наук четко и ясно сказал год назад – мол, надо потерпеть, через два года нефть опять вырастет.

Как поется в песне известного российского барда Семена Слепакова: «А че, бля, если нет? Ну че, бля, если нет?»...

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація