site.ua
член клубу

Сотни тысяч беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана, стран Африки двинулись в дорогу – в Европу. Но, удивительным образом, абсолютное их большинство желает найти убежище далеко не в любой европейской стране. Их основная цель – Германия, новая Земля Обетованная. Конечно, ФРГ – самая богатая и экономически мощная страна ЕС, но в одиночку с подобным «великим переселением народов» ей не справиться, а соседи-европейцы, оказывается, вовсе не торопятся помочь...

Простой перечень официальных новостей из Европы: в течении одной недели в Мюнхен прибыло более 63 тысяч беженцев (можно было бы уточнить, как это сделали немецкие СМИ – «сирийских беженцев», но вопрос гражданства в данном случае – крайне запутанный), так что возможности баварской столицы по приему и размещению этих людей оказались попросту исчерпаны. Венгрия в ударные сроки выстроила забор на границе с Сербией и закрыла пропускные пункты, после чего 50 тысяч беженцев то безуспешно штурмуют КПП, то объявляют голодовки, добиваясь того, чтобы их пропустили в пределы Евросоюза. Их представители обещают венгерским властям, что не задержатся в их стране – все они хотят попасть в Германию. На границе с Австрией немецкие власти отменили действие Шенгенского соглашения и ввели пограничный контроль – по мнению многих комментаторов, совершенно неэффективный в данной ситуации. Точно так же поступили Чехия и Австрия – на их границах с Венгрией был введен пограничный контроль. Сама Венгрия, изменив свое законодательство, ввела уголовное наказание за незаконное пересечение границы – теперь нарушителям грозит срок до трех лет. Это, правда, не касается беженцев, успевших попасть в страну до вторника, 15 сентября – им аресты не грозят, но их стараются как можно быстрее отправить дальше – в Австрию. Беженцы в Австрию не хотят, они хотят в ФРГ. Брюссельское заседание министров внутренних дел стран Евросоюза закончилось ничем: ни одна страна не захотела помочь в распределении новоприбывших, никакого общего решения выработано не было. Немецкие власти в отчаянии пригрозили, что сократят выплаты своим восточным соседям по ЕС, которые Германия до сих пор направляла туда на развитие инфраструктурных проектов. Восточные соседи обидчиво ответили, что это две разных темы и они не видят причин их смешивать между собой.

Еще более простой перечень полуофициальных новостей и просто слухов, теперь уже только из Германии. Прибывшие в Мюнхен беженцы отказались заселяться в построенный для них центр приема и регистрации, а вместо этого потребовали, чтобы власти города очистили от студентов общежития университетского кампуса и предоставили эти комнаты им. Примерно так же поступили беженцы, прибывшие в Берлин: вместо заселения в лагерь, они двинулись пешком через город заселяться в четырехзвездочный отель Berliner Hof. Ни из того, ни из другого ничего не вышло, но нервы всем это попортило изрядно. В одном из небольших городков в Нижней Саксонии двое новоприбывших беженцев явились на местную ярмарку с саблями (!) и попытались силой внедрить на месте исламские ценности. Приехавшую на место полицейскую машину они закидали камнями, а будучи арестованными, объявили всех окружающих фашистами. Полиции пришлось вызывать тяжеловооруженное спецподразделение, чтобы провести обыск в предоставленном беженцам общежитии на предмет обнаружения иного оружия. В Дюссельдорфе тысячи людей с цветами и плакатами «Добро пожаловать!» встречали на вокзале беженцев, переброшенных туда из многострадального Мюнхена. В ту же ночь в рейнвестфальском Мюнстере было обстреляно здание синагоги. В другом городке этой федеральной земли родители школьников местной гимназии вышли на митинг после того, как руководство школы распространило письмо с предостережением: мол, в связи с наплывом «новых учеников из ближневосточных стран» девочкам не рекомендуется появляться на занятиях в «вызывающей одежде» - коротких юбках, обуви на каблуках и тому подобном.

Один в поле не воин?

Сразу хотелось бы подчеркнуть: к проблеме беженцев автор всегда относился и продолжает относиться достаточно спокойно. Беженцы и мигранты в целом, во многих случаях – это благо для европейских стран, в частности – для Германии, имеющей немалые проблемы в связи со старением населения, с нехваткой рабочих рук на многих предприятиях, с возросшей нагрузкой на трудоспособных жителей. С этой точки зрения, наплыв беженцев, большинство из которых – трудоспособные мужчины в возрасте от 20 до 40 лет – является для ФРГ несомненным благом, и эту точку зрения разделяют сегодня многие «капитаны» немецкой индустрии. Тот же председатель попечительского совета автостроительного гиганта Daimler, доктор Манфред Бишоф, едва ли руки не потирал от радости перед телекамерами, обещая стране невиданный экономический расцвет, сравнимый с «немецеким экономическим чудом» 50-х – 60-х годов прошлого века...

Тем не менее, следует четко осознавать: нынешнее «великое переселение народов» как количественно, так и качественно превосходит все, что видела Европа в послевоенное время. Речь идет не о тысячах и не о десятках тысяч людей – речь идет о сотнях тысяч и миллионах. Подобное количество «переселенцев» (неважно, как именно они официально называются) само по себе является мощнейшим фактором влияния не только на экономическую, но и на политическую, и, в первую очередь, на социальную ситуацию в стране-цели. И первый пример изменения, казалось бы, незыблемых устоев можно наблюдать прямо сейчас. Германия, со времен Конрада Аденауэра исповедовавшая принцип «ненавязывания» своей позиции соседям, теперь этот принцип отбросила и старается любыми средствами заставить этих самых соседей помочь ей в решении проблемы с наплывом беженцев. С житейской точки зрения это совершенно понятно: миф о том, что «немцы принимают всех», словно лесной пожар, распространился среди беженцев и привел к тому, что все они любыми средствами стараются добраться именно до немецких пределов: их не привлекают не только гораздо более бедные Венгрия, Чехия, Греция и Польша, но даже богатые и благополучные Австрия с Францией – потому что «оттуда выдворяют», а вот «Ангела Меркель – добрая, она нас всех оставит». К слову – это не передергивание, беженцы в самом деле так думают. На вокзале Келети в Будапеште они скандировали имя канцлера ФРГ вперемежку с «Германия-Германия», а немецкие телеканалы облетело интервью некоего восторженного беженца, сидящего в лагере на греческом острове Кос: «Ангела Меркель – наш добрый ангел, она пришлет за нами пароход и всех заберет к себе!».

Неудивительно, что «доброму ангелу» в эти дни приходится крайне сложно. С одной стороны, Ангела Меркель во всеуслышание заявила, что Германия-де «остается верна своим гуманитарным обязательствам» и, исходя из этого, будет и дальше принимать беженцев – правда, их будут тщательнейшим образом проверять не только на предмет возможной террористической угрозы, но и на предмет причины их бегства – то ли они в самом деле бегут от войны, а то ли – грубо говоря, за немецкой колбасой. Последних, предположительно, будут разворачивать и отправлять восвояси. Примечательно, что, как бы это ни казалось многим странным, значительная часть активного населения ФРГ в самом деле выказывает гостеприимство по отношению к беженцам: тысячи волонтеров по всей стране стараются обеспечить их всем необходимым, а в противовес немногочисленным, но весьма шумным демонстрациям протеста то и дело поднимаются не менее шумные, но гораздо более впечатляющие в количественном отношении манифестации.

С другой же стороны, канцлер Германии всеми силами старается обеспечить своей стране поддержку со стороны соседей, вовлечь их в процесс приема и распределения беженцев. А вот тут-то как раз ничего и не получается – провальный саммит министров внутренних дел стран ЕС это недвусмысленным образом продемонстрировал. Поляки, чехи, прибалты попросту заявили, что никого у себя силком оставлять не намерены – мол, сирийцы с афганцами-то сами говорят, что никуда больше не желают, кроме как в Германию – так разве можно нарушать их священные права человека и навязывать им какие-либо иные государства? Испанцы согласились принять две тысячи человек, ссылаясь на кризис, потом со скрипом увеличили это количество до шести тысяч. Французы, к которым, несмотря на мечты о Германии, все-таки перебралось порядка 40 тысяч беженцев, изъявили желание принять из Германии... двести человек. Англичане оказались самыми... не то щедрыми, не то ушлыми: они объявили, что заберут у немцев целых 20 тысяч беженцев, но не сейчас, а в течении пяти лет, до 2020 года. Немецкие СМИ тут же прокомментировали это следующим образом: британские власти-де хотят посмотреть, кто из беженцев окажется самым образованным, приспособленным и полезным – их-то и заберут, представив это в качестве неслыханного благодеяния...

Примерно таким же образом поступили и все остальные: кто, как болгары с румынами, ссылается на бедность, кто, как ирландцы с португальцами – на кризис, а кто попросту не хочет. Таким образом, по сути, основную массу новоприбывших придется принимать двум странам – Германии и Швеции (туда они тоже стремятся, но добраться туда сложнее).

Журавль в небе

И вот в этом-то и заключается основная проблема Ангелы Меркель: приятно, конечно, быть самой доброй и отзывчивой, но во что это обойдется стране? Даже в чисто финансовом отношении уже сейчас возникают проблемы: немецкое законодательство предписывает, что деньги на беженцев выделяются из коммунальных и земельных бюджетов, а прямое вмешательство бюджета федерального исключено. В нынешней ситуации это приводит к тому, что казна федеральных земель и коммун стремительно пустеет, а помощь из центра не успевает прийти. Этот закон в ближайшем времени должен быть изменен, но «ближайшее время» - понятие растяжимое, а деньги кончаются уже сейчас.

О целом ворохе социальных проблем и говорить не приходится. Наплыв в немецкие школы учеников, которым сначала нужно кое-как преподать немецкий язык, чтобы они могли учиться всему остальному – в ущерб другим ученикам, с которыми оказывается некому заниматься. То и дело возникающие «прикладные религиозные споры» между шиитами и суннитами, алевитами, двунадесятниками и представителями прочих религиозных течений ислама – не считая их отношения к христианам, евреям и прочим живущим в Германии индуистам и буддистам. Возросшая террористическая угроза – не зря ведь лидеры ИГИЛ обещали «взорвать Европу изнутри», а теперь хвастаются, что в толпе беженцев уже сейчас в Евросоюз проникли 4 тысячи «шахидов»... Это только короткий перечень проблем, которые принесли с собой многочисленные вновь прибывшие – а ведь их в данный момент в Германии собралось «всего лишь» порядка 200 тысяч человек... в то время, как до конца только 2015 года ожидается прибытие еще 600 тысяч дополнительно. А сколько их будет в следующем году? Население Сирии – 22,5 млн. человек (данные переписи 2012 года), из них, по оценкам ЮНЕСКО, в бегах находится не меньше половины. Пусть в Европу нацелилась всего лишь четверть и львиная доля приходится на Германию – это получается до 5 млн. беженцев? И это, не считая бегущих из Афганистана, из стран Африки, с Балкан, а также неопределенного количества косовских албанцев и румынских цыган, традиционно записывающихся в беженцы из любой мало-мальски подходящей страны ради того, чтобы попасть в вожделенные немецкие пределы?

Можно понять немецких промышленников – подобный трудовой потенциал и в самом деле в состоянии горы сдвинуть. Но – в случае выполнения целого ряда условий. Если эти люди смогут научиться нужным профессиям (неквалифицированной рабочей силы в ФРГ, постиндустриальной стране, почти не осталось – она просто не нужна), если количество работающих и платящих налоги среди них будет хотя бы равно количеству нуждающихся в поддержке «иждивенцев», если наплыв рабочей силы не снизит расценки на труд и, как следствие – не ухудшит социальный климат в стране... Для всех этих «если» есть одно общее правило: на воплощение их в жизнь требуется время и требуются деньги. Так что ожидаемое «экономическое чудо» возможно, но – не обязательно.

«Нас все больше, но мы все более одиноки»

А пока что Германия осталась с этим потоком практически один на один. Зарубежная пресса соревнуется в восхвалении немецкой политики: соседи ФРГ со слезами умиления на глазах наблюдают, как немцы самоотверженно принимают и обустраивают несчастных обездоленных... и не торопятся помогать. На этом фоне даже похвалы далекого президента США, заявившего, что Германия в эти дни «являет собой образец истинной западной добродетели», кажутся если не лицемерием, то уж всяко – бесполезной болтовней: сами Штаты также заявили, что не готовы принимать у себя сколько-нибудь большое количество сирийцев. Еще интереснее решили помочь власти Саудовской Аравии: они объявили о выделении денег на строительство в Германии... 200 новых мечетей.

А стоит немцам попросить о реальной поддержке – у всех тут же появляется масса причин, чтобы в этой поддержке отказать. Если Ангела Меркель рассчитывала воодушевить остальных европейцев примером своих сограждан – она, впервые за время своего правления, крупно просчиталась. Соседи аплодируют... и отворачиваются. Как сказал один из идеологов немецкого «херцлихь-вилькомменизма» (то есть, если перевести на русский, «добропожаловатизма») Роланд Тихий: «Нас все больше, но мы все более одиноки».

Венгры пропихивают беженцев дальше – в Австрию и Германию. Эстонцы и латыши говорят: «Мы такие маленькие, нам тут самим места едва хватает». Финны предпочитают обсуждать новый законопроект, согласно которому любой гражданин страны, обратившись в социальное ведомство, имеет право получать тысячу евро в месяц, не объясняя причин своей потребности в деньгах. Одни лишь датчане заявили, что прибежавших к ним будут у себя оставлять – но не потому, что решили включиться в немецкий «крестовый поход милосердия», а потому, что не хотят без проверки пропускать тех, кто у них оказался, дальше. По сути, Германия осталась в одиночестве. Впрочем, наверное, соседние страны все-таки вспомнят о европейской солидарности. Но не тогда, когда разговор зайдет о помощи беженцам, а, скорее, тогда, когда в очередной раз нужно будет чем-нибудь помочь им самим.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація