31 декабря в New York Times вышла статья о новом повороте в американском деле Фирташа, которая оказалась не особо замеченной в Украине по вполне понятным причинам – праздники, Томос, Зеленский и проч. Однако очень зря. Вчера на пресс-конференцию вышел представитель Фирташа в США Лэнни Дэвис, который рассказал, как факты, изложенные в расследовании NYT, могут изменить дело украинского олигарха. Ну и учитывая, что и для Украины, и для украинской политики очень важно, куда уедет Фирташ из Вены – в Украину или в США, решила уделить этому время и попытаться разобраться.

Чтобы не писать километр текста (сама статья в доступе, линк на неё вот, там всё очень подробно и понятно написано), изложу только ключевые факты.

Первое: оказалось, что одним из главных доказательств в деле выступает бизнес-стратегия (Дэвис её называет презентацией в Power Point, ну пусть так), написанная компанией McKinsey, и именно на ней прокуроры США строят свои доказательства и на ней же основан запрос в Австрию на экстрадицию Фирташа в Соединенные Штаты. И это очень серьезная проблема в деле, так как до этого обвинение говорило, что Фирташ или его компания имеет хоть какое-то отношение к слайдам, где речь идет о возможности дачи взяток индийским чиновникам для получения лицензий на добычу пресловутого титана.

Но теперь оказывается, что нет. Документ написан консультантами McKinsey, которые якобы консультировали по этому вопросу корпорацию Boeing. Адвокаты Фирташа уже заявили, что их клиент не имеет никакого отношения ни к McKinsey, ни к написанному ими документу, и строго юридически на этом основании могут дальше ковырять это слабое место обвинения.

Второе: странное поведение McKinsey. Вначале, когда статья для Times еще писалась, журналист обратился к компании с просьбой подтвердить, что они были авторами слайда из презентации, но они отказались. Потом, уже после публикации статьи, они опубликовали сообщение, возражая, что цитирование слайда New York Times вырвано из контекста, но при этом все-таки признав, что это был их слайд, свалив всё на работника, который его создал. И это еще одна мина замедленного действия под делом Фирташа – непоследовательная тактика McKinsey, и вынужденное признание авторства документа в итоге.

Как результат – теперь адвокаты Фирташа получили в руки отличный козырь требовать от американской прокуратуры изменить свой запрос, который они направили в австрийские органы в 2014 году, требуя экстрадиции. Аргумент следующий: американцы настаивали на неопровержимости и очевидности доказательств в отношении Фирташа, а оказалось, что в деле в качестве такого доказательства фигурирует презентация McKinsey. Явный косяк, который выловили New York Times, и перед Новым годом предъявили. По мнению защиты – явное введение в заблуждение австрийских органов правосудия.

Обвинение оказалось в явно сложном положении, потому что отрицать факты, изложенные в расследовании NYT, действительно сложно. Но как они поступят – пока вопрос. Ясно одно – защита Фирташа, в которой собраны одни из лучших адвокатов США (включая даже бывшего Генпрокурора этой страны), так просто этот "косяк"не отдаст.

Ну и третье: а что теперь делать Верховному суду Австрии, который должен принимать решение об экстрадиции на основании запроса, который базируется, как показало NYT и на чем настаивают защитники Фирташа – на как минимум искаженных данных? Добавим сюда неубедительную позицию McKinsey, которые теперь несут репутационные потери, и прокуроров, которым скорее всего нужно будет признать, что Фирташ не имеет отношения к слайду, где речь идет о подкупе индийских чиновников, так как его написал какой-то чувак из консалтинговой фирмы.

Понятно, что адвокат — не независимое лицо, а одна из сторон конфликта. То есть фигура ангажированная. Но фактаж на лицо. Дело реально очень интересное и запутанное. Хоть сериалы снимай) Не даром всё это длится вот уже пять лет. А ещё добавлю, что, как видим, не только наши следственные органы порой умудряются строить свои обвинения на мягко говоря сомнительных основаниях.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація