Многие наши современники слышали выражение "железный занавес". Но не все (особенно молодежь) знают смысл сего словосочетания. Если быть кратким, то этот самый смысл сводился к тому, что контакты СССР с Западом были сильно ограничены - поездка за границу для обычного советского гражданина была почти несбыточной мечтой благодаря многочисленным искусственным барьерам, поставленным на этом пути "родной" советской властью, купить западные товары в магазине было практически невозможно и общение с иностранными гражданами (даже с родственниками) находилось под неусыпным оком чекистов (советской тайной полиции). Поэтому такие обычные в наше время вещи, как отдохнуть в Европе или на островах, попить в Киеве пивка с американцем или немцем, пригласить в гости родственника или знакомого из Израиля и тому подобное, были практически невозможны при советской власти. Но, как говорится, в СССР были все равны, но были и граждане "более равные", чем остальные. Поэтому, несмотря на железный занавес, «лучшие» представители страны Советов все таки ездили за границу и имели возможность почти свободно общаться с иностранцами у себя дома. Не были исключением и "лучшие представители" советской молодежи (почти исключительно это были комсомольские работники, активисты, отличники учебы и производства, ну и прочие провластные подхалимы) достаточно часто и вполне официально периодически контактировали с гостями Советского Союза - с ровесниками из стран Запада. Причем, по странному совпадению, эти самые "лучшие представители" были детьми или родственниками высокопоставленных партийных и советских работников. Детей рабочих и крестьян иногда добавляли в эту компанию в качестве физиологического раствора. Естественно, что подобная публика периодически ездила за границу в качестве «посланцев мира», «прогрессивной молодежи» и так далее. Так называемый «авангард» советской молодой поросли ежегодно, каждый летний сезон, отдыхал в Гурзуфе, в международном молодежном лагере отдыха «Спутник», ну и еще в нескольких подобных местах. Там был организован совместный отдых советской и иностранной молодежи, во время которого гости из-за рубежа должны были убедиться в «преимуществах социалистического строя и советского образа жизни». «Комсомолец с ударной дальневосточной стройки и студент-католик из Парижа, болгарский тракторист и западногерманский филолог садятся за один общий обеденный стол, объединяются в сборную волейбольную команду, обсуждают, доказывают, спорят…» - так тогда писали советские журналисты в рекламном буклете лагеря «Спутник», который распространялся на Западе. Побывать там было почти несбыточной мечтой каждого «сознательного» комсомольца. Кстати, после некоего события, попасть в этот лагерь мечтали и представители молодежи стран Европы и даже США. Событие это само по себе достаточно забавная история. Впрочем, как и все недоразумения и казусы, происходящие в Совдепии на идеологической почве.

В начале 70-х годов прошлого века генеральным секретарем ЦК коммунистической партии Франции стал Жорж Марше, большой друг Советского Союза и лично генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Ушлый француз недаром дорожил подобной дружбой. Ведь эта самая дружба очень неплохо оплачивалась в свободно конвертируемой валюте из партийной кассы СССР. То есть французская компартия (как и компартии многих других стран), в лице товарища Жоржа регулярно получала от советского правительства немалые безвозвратные суммы в чемоданчиках, набитыми американскими долларами. Эти деньги предназначались «на развитие коммунистического движения во Франции». Куда уходили эти деньги на самом деле - история умалчивает.
Однажды, общаясь со своей дочерью, камрад Марше услышал от нее просьбу. Мол, папА, ты все время говоришь мне, что коммунизм – это хорошо. Что Советский Союз – самая прогрессивная страна в мире. Ты там был несколько раз. А ведь я тоже хочу посмотреть на то, о чем ты мне рассказывал. Ты же друг мосье Брежнева? А он может помочь мне посетить молодежный лагерь «Спутник» в Крыму? Я читала в «Юманите» (газета французских коммунистов), что в этом лагере очень круто! Помоги, папА! Ну чего не сделаешь для любимой дочери. Вопрос о ее поездке, с помощью советского посольства, был решен за пару дней. В лагере молодой француженке очень понравилось. Комфортабельный отдельный номер в местной гостинице, отличное питание в кафе, ухоженный пляж, кинотеатр с богатым репертуаром, концерты заезжих советских знаменитостей... Всего не перечислишь. В общем, понравилось ей все, за исключением одного момента. Познакомилась она с советским журналистом, одним из обитателей лагеря. Работал он в одной из центральных молодежных газет. Парень ей понравился, он был высокий, симпатичный и неплохо объяснялся на французском. Здесь необходимо учесть, что это было начало 70-х и несмотря на то, что так называемая «сексуальная революция» на Западе почти угасла, западная молодежь все-таки была очень раскована по сравнению с ведущим аскетический образ жизни большинством населения СССР. Но конечно же этот самый аскетизм не имел отношения к нашему журналисту, он, как и вся московская богема, был склонен к внеплановому половому хулиганству. Но, выпивши в местном кафе вина, молодая пара никак не могла найти места для уединения. В женский корпус не пускали парней ни под каким предлогом и наоборот. Персонал лагеря был неумолим. Еще бы, ведь все сотрудники – от директора до уборщиц были штатными или внештатными сотрудниками КГБ. Пришлось уединиться в кустиках… Но «уединение» развратной парочки продолжалось недолго. Через пару минут новоявленного Ромео со спущенными штанами повязали под белы рученьки двое дюжих охранников и увели его в административный корпус. Рано утром на милицейском «бобике» горе-любовника увезли из лагеря. После этого случая скорее всего на его комсомольской и прочей карьере можно было ставить жирный крест. Написанное ним не опубликовали бы даже в бюллетене по обмену жилья. Ну и естественно, что дочь главного французского коммуниста никто не тронул. Мадемуазель была в расстроенных чувствах и в тот же день позвонила папе: «ПапА, Советский Союз – прекрасная страна, «Спутник» - прекрасный лагерь, но почему там запрещают заниматься сексом?» и в двух словах описала неприятное происшествие. Папа Жорж очень удивился и пообещал все выяснить. Он позвонил Брежневу и задал ему тот же вопрос, мол как же так, почему в такой прекрасной стране, как СССР такие пуританские нравы, как же вы будете пропагандировать на Западе идеи коммунизма, что о вас подумает наша молодежь, если у вас «вот этого самого» нельзя? Повесив трубку, слегка охреневший Леонид Ильич почесал репу, матюкнулся и вызвал на ковер самого Юрия Владимировича Андропова, Председателя КГБ СССР. Когда тот явился, Ильич недовольно-ворчливым тоном объяснил начальнику тайной полиции сложившуюся ситуацию: «Видишь, Юра, какая петрушка выходит… Ты это… Окажи содействие… Да пущщай эти буржуи загребутся в доску на хрен! Ну не кастрировать же их… Хранцузы, мля… Скажи товарищам на местах, пусть обеспечат, понимаешь…». Далее пошла «команда по инстанциям» с самого верха и, как по мановению волшебной палочки, в молодежном лагере «Спутник» стало можно всё. Причем настолько «всё», что обитатели лагеря не только слушали рок-музыку, круглосуточно развлекались, бухали, ходили друг к другу в гости и напропалую трахались, но и курили травку, которой подпольно начали снабжать лагерь по каналам КГБ. Даже отдыхающие из западных стран, которые и мечтать не могли о подобной «свободе» у себя дома, после таких «каникул», на родине рассказывали такое, что поклонников Советского Союза среди «левой» западной молодежи заметно прибавилось. Правда ненадолго. Но это уже совсем другая история.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація