site.ua
anatoly.grybanov
Евгений Васильев
новачок

Герой этой истории – практически ровесник Независимости. Родился и жизнь прожил в Станице Луганской. Окончил Луганский машинститут (так до сих пор в народе называют Восточно-украинский университет имени Даля) в 2013 году. Нашел работу по специальности на одном из заводов областного центра.

Новый сотрудник пользовался большой популярностью у коллег – тетушек пенсионного и предпенсионного возраста. Еще бы – вежливый, деликатный, всегда спросит, как у женщин со здоровьем! А еще безотцовщина, единственная опора для матери – почти ровесницы этих тетушек. А вот девушка из его отдела, которой он оказывал знаки внимания, почему-то морщила нос. Не нравился ей этот парень.

Когда окончился испытательный срок, и пришло время официального оформления на работу, нашего героя среди прочего послали в военкомат – встать на учет. И там сразу зашла речь о призыве в армию. В украинскую. Была зима 2013-2014 года. Тетушки дружно сочувствовали парню – кому она нужна эта служба в армии?!

Каким-то путем нашему герою все же удалось уклониться от призыва. По крайней мере, этой зимой его не призвали. Тем временем началась весна 2014. В родной Станице Луганской вовсю бушевала «революция». Блокпосты с «ополченцами» там появились гораздо раньше, чем в областном центре. Вечерами после работы и в выходные дни парень ходил туда, чтобы постоять со знакомыми, соседями, одноклассниками, поболтать, поговорить о злобных «бендеровцах» и других интересных вещах.

Так продолжалось до тревожного военного лета. Завод перестал работать. В последний день работы (была середина июля) буквально в паре сотен метров от маршуртки, в которую садились перепуганные конторские служащие, взорвалась мина. В конце июля в городе не стало электричества. Кто-то из работников завода к тому времени покинул город, кто-то часами прятался по подвалам и погребам, кто-то верил в судьбу и под звуки минометного обстрела лежал на диване и перечитывал классику…

С приходом осени стало ясно, что возвращение украинской власти в Луганск пока откладывается. А к зиме начала понемногу возвращаться жизнь в завод, на котором работал наш герой. Среди тех, кто вернулся на работу, тем не менее, парня не было. Естественно все, кого нашли и вызвали поработать, делились друг с другом информацией, интересовались, куда забросила судьба остальных членов дружного «довоенного» коллектива. Среди прочего была новость и о нашем герое. Парнишка из Станицы, оказывается, теперь служил в «армии ЛНР». Говорили даже, что дослужился до полковника.

Тетушки удивленно восклицали: «Ну, надо же! В двадцать пять лет!» Та самая девушка, слушая эти разговоры, кивала головой, подтверждала, что звонил парнишка ей в начале осени, сразу после того, как в городе появилась мобильная связь. И даже несколько раз звонил – правда, в каждом случае не вполне трезвый. Хвастался при этом своей сногсшибательной карьерой, после чего усердно звал замуж. Судя по тому, как девушка морщила нос, было понятно, что именно она говорила в ответ на эти предложения. Хотя, как признавалась она по секрету близкому знакомому, ей было немного страшно, а вдруг у паренька, и правда, есть какая-то власть…

И вот совсем недавно наш герой пришел на завод. Руководство не раз уже мягко намекало ему, что пора бы прийти и написать заявление на расчет, а то молодой сотрудник до сих пор числится работающим. А увольнять за прогулы «народного героя» как-то неудобно.

Все те же тетушки окружили парня, который из скромняжки мальчика-одуванчика превратился в молодого мужчину с неким то ли уголовным, то ли военным налетом во внешности. Естественно были у женщин вопросы о военной карьере, о матери. Оказался наш герой всего лишь лейтенантом артиллерии (и то не факт, что не соврал и на этот раз). За два года пережил шесть комбатов. Одного в буквальном смысле – неподалеку от офицера разорвался снаряд «врага». А если по порядку, то самый первый командир, повоевав несколько месяцев, вернулся на родину – в Россию. Второго куда-то перевели с понижением за систематическое пьянство. Третьим был как раз тот, кому не повезло со снарядом. Четвертый сбежал куда-то после месяца службы, дезертировал. Пятого вроде бы назначили, объявили фамилию перед строем, но он так и не прибыл в расположение части. Сейчас у парня уже шестой начальник – вроде бы пока держится.

Живет наш герой, где придется. Во время дежурства, понятное дело, в окопе на передовой. В остальное время в казарме или еще где. Больше всего ему досаждает однообразная «жратва».

А мать… Мать оказалась на украинской стороне, ведь Станица Луганская оказалась «по ту сторону фронта». Она не хочет покидать родной дом, не смотря на то, что «укропы» знают, чем занимается ее сын. Отвечая на вопрос, парень вздыхает: «достается ей из-за меня», хотя отметил, что женщина по-прежнему работает там же, где и до войны. То есть «достается» по большей части только на словах. А еще нашему герою было неловко, когда тетушки любопытствовали, цел ли его родной дом. Он отвечал, что фасад весь выщерблен от осколков, но, в принципе, пока целый.

И постороннему слушателю (не тетушкам, конечно – они-то уверены, что «ополченцы» никогда не стреляют по мирным жителям) становится понятно, что вполне возможно один из снарядов, который оставил отметины на здании, был выпушен из орудия, которым командует этот парень. Пока судьба хранит его, и «тот самый снаряд» не вылетел из орудия, но что будет завтра, никому не известно…

Девушка, шепотом обсуждая с приятелем визит на работу ее «жениха», говорит: «А я не вижу ничего странного. Он все время такой был. И даже не особенно притворялся приличным человеком. Просто другие не хотели замечать очевидного».

Мой знакомый, который рассказал эту историю, утверждал, что не придумал ее. Эти его уверения были лишними. Я и не сомневался. Жизнь реализует такие повороты сюжета, которые не выдумать самому талантливому и одаренному фантазией писателю.