site.ua
anatoly.grybanov
Евгений Васильев
новачок

Не так давно весьма уважаемый мною Роман Доник после того, как он несколько дней во время пребывания у линии разграничения был вынужден слушать то, что вещают радио и телевидение так называемых Л/ДНР, горестно воскликнул: «Это кошмар, мы теряем своих бывших граждан!»

Увы, очень многие – даже умные и образованные – люди ошибочно полагают, что пропагандистская машина средств массовой информации практически всесильна. По их мнению, тот, кто владеет ею, легко и – главное – быстро может заставить развесившее уши население сегодня любить одних, ненавидеть других, а на следующий день с легкостью поменять полярность. Как часто бывает в жизни, все не так просто, как кажется.

Мне, как человеку, которому «повезло» попасть в гущу событий последних лет на востоке Украины, очень наглядно было видно, что подавляющее число обычных людей (их еще называют обывателями) весьма избирательно воспринимает информацию, поступающую из разных источников. Если очень примитивно – люди верят только в то, во что они хотят верить. Любое информационное сообщение, идущее вразрез с их изначальной позицией, производит прямо противоположный эффект тому, который закладывался автором сообщения.

В качестве иллюстрации рассмотрим, как это работает, на примере гомофобии. Так уж получается, что все гетеросексуальные люди мира делятся на две части. Одни в силу воспитания, суммы прочитанной и вызвавшей доверие литературы, эмоционального переосмысления кино и телепродукции, а также полученного к зрелым годам жизненного опыта, относятся к гомосексуальности других людей, скажем так, философски. Вчера был дождь, сегодня жара. Этот парень имеет рыжие волосы, а вон тот любит другого парня. С этим фактом ничего поделать нельзя, так чего зря напрягать нервные клетки?! У других людей из суммирования уже их собственного воспитания, личного жизненного опыта и прочитанных именно ними книг, просмотренных фильмов и телепередач получился совсем иной результат – прямо противоположный. Для них узнать о гомосексуальности соседа – ужас, гроб, гроб, кладбище…

Соответственно персонажи из первой и второй группы смотрят, к примеру, какое-нибудь телевизионное интервью с активистом борьбы за права меньшинств совершенно с разными чувствами. Вы ведь не думаете, что человек, одержимый гомофобией, вдруг начнет переосмысливать свою жизненную позицию сразу после того, как услышит красивые фразы призывающего к толерантности гражданина. Наоборот, он придет к выводу, что самые важные кошмары его жизни начинаю воплощаться в жизнь – «ОНИ уже готовы захватить планету».

Да, влиять на человека, заполнять ему голову кусочками мозаики – культурного кода можно и это происходит ежедневно и ежечасно, если не ежесекундно. Даже я сейчас этим занимаюсь. Но нужно иметь в виду, что процесс это долгий и кропотливый. Как понятно из предыдущего примера, формирование культурного кода происходит по нескольким параллельно идущим линиям. Линия первая – воспитание. Это сумма того, что говорят нам, каким образом подают пример поведения те, чей авторитет для нас на определенном этапе жизни непререкаем: родители, родственники, учителя и т.п. Линия вторая – интеллектуальная.

Мы читаем тексты или слушаем рассуждения, которые рассчитаны на наш разум, способность мыслить логически. К сожалению, большинство людей имеют слабо развитые способности к логическому мышлению. Потому для них этот путь познания мира малозначим. Следующая, третья линия формирования культурного кода – эмоциональная. Мы смотрим фильмы, читаем художественную литературу, сопереживаем героям телепередач. В результате, к чему-то мы относимся с симпатией, к чему-то остаемся равнодушными, что-то начинаем ненавидеть. Ну и, конечно, нельзя забывать, что «практика – критерий истины». И если ваш жизненный опыт явно противоречит тому, что вам говорили, о чем вы читали…

Впрочем, человеческая психика весьма пластична. И множество людей убежденно называет белое черным, если все вокруг так делают. Тем не менее, жизненный опыт важная часть нашего культурного кода.

Ну, хорошо, скажете вы, какова роль во всем этом пропаганды, у которой обычно краткосрочные задачи, которая не может ждать несколько десятилетий, пока достаточно большая часть населения станет носителем нужного заказчику культурного кода? Ответ очень простой. Пропаганда работает с тем населением, которое имеется в наличии. Если хорошо знаешь культурный код большинства избирателей, покупателей, зрителей определенного телеканала и т.д. и т.п., ты знаешь те ключевые точки, надавливая на которые, можно манипулировать мнением своей целевой группы.

По большей части пропаганда, как оружие, паразитирует на человеческих страхах и фобиях, как рациональных, так и иррациональных. Самый простой пример рационального страха – возможность потерять близкого на войне. Иррациональные страхи – это и упомянутая мною гомофобия, а также любая ксенофобия, расовая нетерпимость и все остальное тому подобное вроде антисемитизма. Как это ни забавно, политическая и коммерческая реклама работают на сходных принципах. «Голосуйте за нашу партию или к власти придут монстры из партии, возглавляемой дьяволом во плоти – мистером N». «Покупайте наш дезодорант или ваша подруга станет считать вас лохушкой, а ваш парень не захочет с вами общаться».

Но вернемся все же к более актуальной теме политической пропаганды. Для непосвященного человека кажутся потрясающими результаты российских мастеров болтания языком, которые на волне «Крымнаша» превратили население РФ в послушное стадо, ненавидящее все украинское. Открою вам маленький секрет – все эти 85% россиян и до 2014 года, мягко говоря, не любили украинцев и считали несправедливым, что Крым принадлежит «каким-то хохлам».

Я сказал «не любили украинцев». Я надеюсь, вы понимаете, что этот кусок мозаики культурного кода большей части россиян в реальности многомерен и состоит из разнородных элементов. Это и «никакого украинского языка нет», «мы один народ». Это и зависть к тому, что «младшему брату» достались лучшие земли и благоприятный климат. И уверенность в том, что «младшенький» хорош только до тех пор, пока не ерепенится и слушает старшего брата. И полная уверенность в том, что среднестатистический украинец по определению, без альтернативы слабее, тупее, хуже любого русского во всех смыслах. «Не было у украинцев своего государства и никогда не будет». И очень многое еще во всем этом «не любят» намешано.

Но до поры до времени российское пропагандистское телевидение и прочие СМИ приглушали фобии и сокровенные желания своей «паствы». Мол, да, Украина выглядит, как независимое государство, но мы-то с вами понимаем, что это понарошку, на самом деле все эти их «президенты» принадлежат нам с потрохами, а СНГ – что-то вроде бывшего СССР. Так что можно сильно не переживать о формальной принадлежности полуострова. В начале 2014 года у хозяев пропагандистов был выбор. Можно было пойти на какие-то формальные договоренности с Яценюком и Турчиновым, после чего с помощью ручных телеведущих народу бы объяснили, что эти люди не несут угрозы россиянам. Они, мол, такие же «карманные» руководители соседней страны, каким был Янукович.

Работа машины пропаганды в этом-то и заключается. Она или пробуждает дремлющие страхи, актуализирует и персонифицирует их (дает имена фобиям), или же, наоборот, приглушает. В зависимости от того, что считают выгодным хозяева машины.

В частности, Путиным и его соратниками в начале 2014 года был сделан известный нам выбор и потому машина пропаганды РФ и сотрудничавшие с нею СМИ из Украины и других соседних стран начала массированную атаку на мозги населения, пробуждая абсолютно все их страхи и фобии, а также активизируя все потаенные желания. Это тоже очень важный момент. Пропагандистская машина не боится нажимать на несколько болевых точек целевой аудитории одновременно, забрасывая в людское море широкий невод. Если на конкретной личности не сработала одна ловушка (к примеру, он не гомофоб и его не напугаешь разговорами о «гейропе»), он «подорвется» на другой мине, заряженной его персональной фобией.

Знакомая моего знакомого – до начала этих событий довольно спокойная и почти интеллигентная, хотя и всерьез увлекающаяся православием – просто орала с выпученными глазами, «доказывая» ему, что Яценюк – фашист. В качестве «убийственного» аргумента использовалась якобы абсолютно достоверная информация о том, что он сектант. Помнится, в те дни в интернете и на российском телевидении проскочило сообщение о предполагаемой принадлежности новоиспеченного премьера к сайентологам. Кстати, к вопросу о восприятии информации. Я это сообщение воспринял равнодушно. Даже если это было и правдой, новая информация мало меняла мое отношение к политику (кстати, совершенно не восторженное), а вот для этой дамы оно стало последней каплей – «значит, точно фашист».

В один и тот же день весны 2014 года в Луганске произошло два события. Во-первых, начался вооруженный штурм пограничной части, находившейся на самом краю города, на расстоянии в несколько десятков метров от скопления многоэтажных жилых домов. Поддержку обороняющимся украинским пограничникам оказывала авиация. Один из самолетов, пролетая над центром города то ли специально, то ли случайно выпустил ракету (или что-то еще) по зданию областной администрации, которую к тому времени уже захватили люди, которых российское телевидение называло «ополченцами». Есть и альтернативная версия происшествия. Если она верна, то на самом деле стреляли по самолету, но не справились со сложным оружием, и ракета полетела немного не туда.

В любом случае для людей с определенным культурным кодом этот день вошел в историю, как день, «когда Украина бомбила Луганск самолетами». Любые попытки завести с такими людьми разговор о штурме базы пограничников или игнорируются, или же в ответ делается парадоксальный вывод, что украинские пограничники сами виноваты. «А что они вообще тут делали? Если бы они сами ушли, то никакой перестрелки на краю города не было бы. Они пришли сюда, чтобы нас убивать». И не важно, что пограничная часть находилась на этом месте уже больше десятка лет.

Кстати, большинство разговоров о мире в Украине, с определенной периодичностью всплывающие в пропагандистском поле, из той же оперы. Если бы Киев не продолжал ненужное сопротивление, уже давно бы воцарился мир и всеобщее благоденствие. И не важно, что это был бы «Русский мир». Подумаешь, велика важность! Ведь все равно никакого украинского народа нет, если не считать, конечно, бандеровцев Галичины… Ну, так отдать их Польше!

Еще один совершенно свежий и очень характерный пример. Он хорошо иллюстрирует уже упоминавшийся мною феномен восприятия информации. А еще он о том, что даже правда очень легко может быть использована в совершенно фантастических и ложных умопостроениях.

Итак, в трудовом коллективе идет спор между мужчиной со смешанными политическими взглядами и его коллегами из числа сторонников «новоросии». По большому счету дело не в этом надуманном российском проекте; эти люди просто-напросто являются яркими представителями общности «советский народ». Предмет спора – идея о том, что Украина в целом и Донбасс в частности не являются субъектами мировой политики, а лишь полем сражения между русской и западной (американской) цивилизациями. До этого момента спора, как такового, нет. Все согласны, что так оно и есть. Правда, мужчина, возможно, лишь притворяется согласным, чтобы вызвать коллег на дискуссию. С другой стороны, даже самые отъявленные адепты «светлого будущего молодых республик» прекрасно понимают, что от их воли и желания в событиях последних двух лет мало что зависит.

Но мужчина, продолжая разговор, собирается докопаться до того, кто был инициатором «бучи». И он ставит известный еще со времен Древнего Рима вопрос: «Кому выгодно?» И тут же выдвигает гипотезу – России. Ведь она получила в свое распоряжение целый Крым, да и на Донбассе является полноправным хозяином положения. В ответ на это коллеги женского пола кричат криком, что их визави в корне не прав. «Ты посмотри сам, – говорят они, – от Крыма России одни убытки. Миллиарды уходят в прорву. А еще санкции. Экономика упала. На Донбасс тоже приходится тратить огромные деньги. И вообще полная ж…»

Сторонний наблюдатель с некоторым удивлением понимает, что эти «пророссийские» участники спора прекрасно осведомлены о реальном положении дел , как в «Л/ДНР», так и в РФ. Иллюзий у них нет. Но выводы, какие они делают выводы! По их мнению, из анализа последствий «крымнаша» следует, что всю заваруху затеяла именно Америка, чтобы окончательно погубить Советский Союз, тьфу ты – Российскую Федерацию. А вот путинская Россия действовала исключительно из самых благородных побуждений, чтобы остановить ползучую агрессию мирового зла.

Ну, а какие выводы следует сделать нам? Ну, то, что 25 лет с точки зрения формирования у граждан Украины патриотического культурного кода потрачены практически зря, это и ежу понятно. Можно даже удивляться, что нашлось достаточное количество людей, которые верят в будущее этой страны и готовы изо всех сил ее защищать.

За эти годы полностью ушли из украинского эфира научно-популярные передачи, развивающие у граждан трезвый взгляд на мир, не замутненный мифами и антинаучной ерундой. Зато от шаманов и прочих оккультистов не продохнуть. Все последние десятилетия практически не было на УТ оригинальных передач (я не говорю уже о фильмах), рассчитанных на детей и юношество. А, вы сами понимаете, что молодые годы наиболее важны с точки зрения формирования культурного кода. А те, что имелись – чаще всего выглядели тошнотворно. Это еще один из приемов в долгосрочных программах «кодирования» населения. «Нежелательные», с точки зрения заказчиков программы, составляющие культурного кода, идеи и принципы доводят до абсурда, излагают фальшиво, преувеличено агрессивно, тем самым отторгая от них возможных носителей альтернативного культурного кода. Думаете, все эти тупые школьные конкурсы, посвященные Кобзарю и «мове соловьиной», сделанные по совковому однотипному шаблону прививали любовь к Украине? А может наоборот? В этом смысле одна Фарион стоит целой армии пропагандистов «русского мира».

А еще все эти годы на экранах (и, как следствие, в головах зрителей) постоянно присутствовали советские фильмы, передачи, песни и т.п. Помилуй Боже! Некоторым фильмам по 40-50 лет. И вы их до сих пор смотрите?! Ну, так новых хороших фильмов нет, – говорят мне. В ответ могу предложить подумать, а почему так случилось? Почему в результате всего этого телебезумия «советский человек» с присущим ему культурным кодом не ушел в прошлое, а поддерживался и даже воспроизводился? Ведь благодаря этой культурной политике существует огромное количество молодых людей, никогда не живших в СССР, но считающих его своей родиной.

Ответы на вопрос «что делать?» следует разделить на две части. Первая – долгосрочная программа работы над культурным кодом украинцев. Это тема отдельного большого разговора. Приоткрывая завесу над моим мнением по этому вопросу, я хотел бы только упомянуть о том, что я предлагаю действовать не запретами, как таковыми, а экономическими санкциями. Телеканал может показывать, к примеру, советские фильмы, но только за дополнительную плату. Аккумулированные таким образом средства идут в специальный фонд, из которого потом выдают гранты на создание украинских фильмов для детей и юношества, другие некоммерческие проекты – документальные и игровые фильмы на исторические темы и т.п. Но подробнее об этом в другой раз.

Что касается пропаганды и нашего участия в информационной войне с агрессором… Нужно четко понимать, почему мы «проигрываем». На российской стороне играют практически все российские СМИ, которые подчинены вертикали власти и потому выполняют все указания специально обученных господ из управления психологической войны. Точно также им подчиняется и армия ботов и платных «лидеров мнений», подвизающихся в сегменте интернета. С украинской же стороны мы имеем средства массовой информации или полностью, или частично подконтрольные противнику. Даже каналы, формально подчиняющиеся правительству (УТ1) и президенту (5 канал), более чем наполовину заполнены людьми, чья ментальность сформирована предыдущими потерянными 25 годами, или же теми, кто не понимает специфики информационной войны, и потому из самых лучших побуждений зачастую играет на руку врагу.

Я не знаю, есть ли какая-то глубоко секретная комиссия по информационной войне при Президенте Украины. Если нет, ее надо срочно создать. Не говорите мне о минстеце. Его можно использовать только в одном качестве – для отвлечения внимания противника. Сложность состоит еще в том, что мы в отличие от Путина не можем себе позволить диктовать СМИ, что и как говорить. Но обучить работе в условиях информационной войны хотя бы несколько десятков толковых и преданных Украине людей, присутствующих в информационном поле, можно и должно. Судя по моим наблюдениям, некоторые из таких людей то ли сами интуитивно заняли нужную нишу, то ли уже прошли курсы под эгидой вот этой самой секретной комиссии. Но работы в этом направлении – непочатый край.

Подводя итоги, хотелось бы призвать патриотов Украины не терять голову, не стоит радовать врага своими истериками. Это – первое.

Нужно хорошенько усвоить главное – любая информационная кампания всегда имеет четко обозначенную целевую аудиторию. На нее она способна действовать с запрограммированными результатами. Воздействие от вашей кампании на представителей других целевых групп могут быть неприятными для вас. К примеру, вы решили активизировать своих сторонников какими-нибудь картинками горящей Москвы, карикатурами на Путина самого похабного содержания или чем-то в этом же духе. (Я сейчас не оцениваю эффективность и полезность такого приема). В любом случае вы должны понимать, что тем самым вы стимулируете огромное количество даже не самых ярых симпатиков врага – тех самых совковых тетенек и дяденек – на ненависть к вам. Это надо признать, как данность, и это – второе.

Если лично вы, как частное лицо, по собственному почину решили поучаствовать в информационной войне, стоит иметь в виду, что как бы вы не поступали, что именно вы бы не говорили, ваши действия могут быть использованы противником. Даже если вы говорите только правду и ничего кроме правды. Это – третье. Нет, говорить с позиции правды с философской точки зрения выигрышная позиция. Но иногда о чем-то мудрее промолчать. Я уже не говорю о тех случаях, когда вам только КАЖЕТСЯ, что вы знаете правду.

Проблема умонастроений в ОРДЛО самая меньшая из проблем Украины в эти дни. Стоит этим районам вернуться в родную гавань, их жителей сравнительно несложно обычными приемами пропаганды сделать, как минимум, лояльными к украинской власти. Ведь сам факт поражения всей этой камарильи, которая сейчас зовется руководством Л/ДНР, станет для них мощным ментальным ударом. После этого нужно всего-навсего снять тревогу от их фобий. Рассказать им так, чтобы они поверили, что никто не собирается насильно лишать их права оставаться в рамках своего культурного кода, заставлять их менять свою сексуальную ориентацию, родной язык и т.п. Поэтому прекратите говорить о том, что мы потеряли эту часть наших граждан, что нужно подумать о возможности отказаться от этих территорий, раз там живут те, кто нас так ненавидит. Нужно четко понимать, что если стать на эту позицию, то выяснится, что РФ никакой не агрессор. Мы сами отдали ей часть своей территории, и готовы отдавать еще. Ведь по сути многие жители того же Мариуполя или Лисичанска мало чем отличаются от дончан и луганчан. Где, на каком этапе нам придется остановиться? Не об этом ли мечтает наш враг? Это – четвертое.

Мои заметки не исчерпывают тему использования пропаганды, как оружия информационной войны. Это лишь легкое прикосновение к теме. Это – пятое и пока последнее.