site.ua
член клубу

Особо активную нашу патриотическую составляющую буквально на днях в очередной раз залило волной возмущений и фейсбучных протестов. На этот раз поводом послужили слова показательного сидельца и условного светоча условной российской оппозиции Михаила Ходорковского о том, что уже через три года все плохое забудется, братские народы снова станут друзьями, и никто не вспомнит об этом нелепом донбасском конфликте.

Самые рьяные и дотошные патриоты тут же кинулись составлять списки (а некоторые сразу с активными ссылками) всех прегрешений, в которых когда-либо была замечена гибридная армия отпускников Его Мерзейшества Царя Владимира Ихтамнета-Хуйла Первого. Метровые полотнища обвинений от некоторых авторов включали действительно все: от крохотных проступков до жутчайших зверств, факты которых действительно зафиксированы и их сложно оспорить вменяемому человеку (а дуракам, как известно, закон не писан). И после каждого пункта возмущенные патриоты спрашивали – вы верите, что мы все это простим и забудем вообще когда-либо, не говоря уже про смешной срок в три года?

Основной упор обличители ставили на память родных и близких замученных наших героев, говоря, что никто из них никогда не простит чужаку, пришедшему на нашу землю с оружием, смерть своего сына, брата, мужа, отца, какой бы быстрой или геройской она не была. Вы перешли в разряд врагов, кровных врагов, а до сих пор думаете, что между нашими народами мелкий конфликт, ну вроде как в турнире по гольфу, где проигравший отказался платить за пиво, как было заранее договорено. Или вроде соревнований на тендере, где победитель выиграл обманом, потому что кто-то из команды соперника «случайно» поделился коммерческой тайной.

«Вы действительно думаете, что мать забудет из-за кого она хоронила сына в закрытом гробу?» спрашивают патриоты. «Вы действительно думаете, что сын, так страшно и насильно потерявший отца в свои семь лет, в семнадцать станет другом-неразлейвода с кем-то из семьи его убийцы?» удивляются они. И, казалось бы, сомнений не остается ни у кого: да, не забудем, нет, ни черта у нас не зарастет, и не надейтесь, твари. Ну а как иначе?

Но сомнения рассеиваются ровно в тот момент, когда натыкаешься на полный патоки и розовых соплей откровенный пост-рекламу каких-нибудь российских влажных салфеток, или жидкого мыла, или зубной пасты, написанный ровно тем самым патриотом, который до этого постил фоточки полей подсолнухов и шерил волонтерские призывы сбора денег на протез герою АТО.

И вот тогда вдруг вспоминаешь, что точно такие же кадавры, неудовлетворенные желудочно и карманно, согласные за тридцать серебряников забыть о существовании своих близких, ставших вдруг государственной тайной где-то на донецких полях, живут не только в депрессивном Запоребрике, но и рядом с нами. Наши украинские кадавры точно также продаются за грош, но не просто предают будущую память о героях, а наоборот – способствуют неуклонному росту небесной гвардии, рекламируя в своих бложиках «изумительную пасту» или «нежнейшее мыло». Покупают сами и советуют другим. А другие их благодарят за хорошие советы.

Конечно, остается еще малая вероятность того, что это они не со зла или по причине особой всеядной жадности, а исключительно из-за безграничной своей тупости.

И вот возвращаясь к пресловутым трем годам, с которых все и началось.

А ведь он прав, этот табельный сиделец и квазиоппозионер. И все те патриоты, в едином порыве вышедшие на страницы информпространства соцсетей рассказать по пунктам, как они будут помнить, тоже понимают это где-то не так уж, чтобы сильно глубоко в душе. Именно потому и возмущаться стали так громко – чтобы просто заглушить этот отвратительно рациональный внутренний голос, так пренебрежительно говорящий «ну так и есть, что уж тут». Если уже сейчас находится определенный процент жизнерадостных курочек, не собирающихся изменять российской продукции, мотивирующих свою нежную любовь качеством (о майн гот, КАЧЕСТВОМ, Карл!) и рассказывающих другим, как это классно – поддерживать российского производителя, ведь они такие няши – кормят бездомных собачек в свободное от производства время, например.

Если даже сейчас эти курочки не гнушаются склевать три брошенных за восторженный отклик зернышка, что будет через три года, когда «нелепый конфликт» закончится? Поцелуи в десна и любовь до гроба? И не говорите, что вас не предупреждали.

Люди наша основная проблема. Только люди. Наши люди. И нам с ними жить. Но от нас зависит – как именно.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація