site.ua
alla.komarova
Алла Комарова
член клубу

По поводу пятничной встречи #минШрайк с Хатией Деканоидзе уже отписались, наверное, все, кто хотел и мог, а также те, не мог, но сильно хотел. Но, поскольку и я там был, мед пиво пил, была и кофе пила да на ус мотала, то тоже, пожалуй, напишу.

Про силу, внутренний стержень, обаяние и неподдельную искренность нашей самой главной полисвумен можно писать тома энциклопедии. Потому что правду говорить писать легко и приятно, а правду о красивой женщине - вдвойне приятней. Рядом с Хатией непроизвольно распрямляются плечи, поднимается подбородок и втягивается живот уже на первой минуте знакомства. Через час общения ты уже сомневаешься в здравости рассудка тех, кто ее по каким-либо причинам не любит, а через два часа отчетливо понимаешь, что готова перегрызть горло любому, кто посмеет ее хоть как-то оскорбить. Хатия - это практически Жанна д'Арк, только без той ее оголтелой фанатичности и слабо подкрепленной веры в свою исключительность. Только уверенность, основанная на обширных знаниях, неординарном опыте и личных умениях.

А еще очень четкое видение картины в целом. Стройная логичная система, простая, прозрачная и понятная каждому, кто хоть на полминуты задумывался над судьбами человечества в целом и «что делать сегодня вечером?» в частности.

Собственно, некоторые детали ее видения украинской полиции Хатия давно уже представила общественности в виде условной программы «100 дней» (я почитала ее перед встречей, поэтому многие озвученные в пятницу вещи не стали для меня откровением). В частности, про проект «Рыцари чести», про систему оценивания эффективности деятельности полицейской службы по трем показателям, про механизм отбора начальников и другие пункты запланированных реформ – все это Хатия описала в программе, озвучила на нескольких передачах и буквально в ту же пятницу утром несколько раз проговаривала на брифинге.

Все это я уже знала. Хотелось услышать что-то новое. И я услышала.

Во-первых, о твердом намерении, как только закончится процедура переаттестации временно назначенных сотрудников полиции, результаты всех не переназначенных (читай - непрошедших тесты, комиссию и снова тесты, но уже на моральные качества), будут обнародованы (пламенный привет тем мушкам-зрадофилкам, которые орут про «ааааа, полиция – это те же менты, их просто переназвали, #ничегонеменяется #фабрикавлипецке»).

Во-вторых, о слиянии оперативной службы и следственной в одну – универсально детективную. Отличное решение при условии разумной реализации, а в разумности Хатии сомнений уже ни у кого нет. Да и слово "детектив" куда благозвучнее, чем "оперуполномоченный".

В-третьих, я услышала прекрасное - «шериф». Хатия уточнила, что нет уверенности, что это название будет принято официально, но, как мне кажется, неофициально в обиходе у нас оно точно приживется. Условно шерифы заменят собой участковых с расширенными полномочиями. В принципе, это был ответ главы полиции на вопрос Сергея Горбачева о подростковой преступности, когда Хатия Деканоидзе в очередной раз продемонстрировала свое понимание полицейской реформы как комплексного логичного процесса. Вместо непонятно чем занимающихся детских инспекторов и исполняющих главного-куда-пошлют при следователях взрослых участковых будет один человек – шериф, точно знающий, что происходит конкретно на его земле: где трудные дети, где мелкие воришки, куда могли толкнуть снятые с машин колеса и где искать преступников посерьезней. Прямо как в Голливуде, где шериф маленького городка – давно известный и знакомый всем образ: этакий свой в доску простой парень, отличный товарищ и всегда готовый прийти на помощь бравым федералам.

Кроме того, неоднократно акцентировалось внимание на полной открытости: активистов приглашали в комиссии – помогать выискивать в общем мусорском навозе честные алмазы полицейских; через новый рекрутинговый центр в полицию зовут молодых людей просто с улицы. Полицейская структура сейчас – поле невероятных возможностей, просто бери и делай, все дороги открыты.

Безусловно, в нашей стране, где уточек из анекдота хватит на целое Марокко, очень сложно поверить, что изменения идут, что они направлены на правильные вещи и что любой – буквально – любой человек может стать причиной их ускорения. Собственно, я лично и не жду, что это поймет абсолютно всё общество. Успехом буду считать хотя бы 40%.

Основной мэссидж, который Хатия хотела донести до #минШрайк, а через #минШрайк до всех людей – это изменение главной цели полиции как явления. Сервис, а не карательный орган. Да-да, именно сервисная служба, как деливери, как электронные платежи – простота, удобство, доверие. Где население – это заказчик, который хочет безопасности передвижения по улицам, гарантий сохранности собственности, жизни и здоровья, а полиция – всего лишь сервис, все это обеспечивающий. Не надзиратель, не кара, не поборный пункт, не центр распила бабла в вертикальном и горизонтальном направлениях и не бабайка для маленьких детей. А всего лишь высокоэффективный безотказный сервис.

Хатия верит, что у нее это получится. Потому что (читай выше): уверенность, основанная на обширных знаниях, неординарном опыте и личных умениях. Она не заморачивается выяснением, кто кому левочкин или какой дальности родства кум. Она всего лишь делает то, что и должен делать хороший глава полиции – строит службу по мировым стандартам, не отвлекаясь на распил золотых батонов на бутерброды и не позируя в лавровых венках.

И я точно знаю, что у нее таки получится! С нашей помощью, конечно. Под «нашей» я понимаю всех активистов с правильной гражданской позицией.

И никаких уточек из анекдота.