site.ua
alisa.pivovarchik
Аліса Пивоварчик
член клубу

…Она оказалась хрупкой, эмоциональной, улыбчивой грузинкой. Такой типаж мы уже видели в лице Эки Згуладзе.

Но общение заладилось не сразу. И дело вот в чем. Насколько мне известно, грузинские реформы происходили в достаточно авторитарной манере – там и тогда нельзя было иначе. Но Хатия не зря не любит сравнения Украины с Грузией. У нас все сложнее. И сложность заключается в том числе в том, что у нас есть это пресловутое гражданское общество, взрощенное Фейсбуком. С нами надо говорить, нас надо слушать. Говорить с нами как с журналистами не получается, мы независимее и идейнее. Весь этот Миншрайк – это вообще что-то такое непонятное для любых представителей власти, даже самых прогрессивных.

Поэтому Хатия Деканоидзе, человек с опытом успешных реформ, глава свежесозданной украинской Национальной Полиции, первые минут 15 не знала, на ком остановить взгляд своих красивых больших глаз и о чем с нами говорить.

Но потом разговор завязался, и мы узнали много интересного.

Карьера Хатии началась, когда ей было 17 лет. В те годы в Грузии не было, как выразилась она сама, «ни света, ни газа, ни зарплаты». В ее трудовой биографии значатся и должность ректора Полицейской академии, и должность директора Центра вступительных экзаменов, и работа в Министерстве образования Грузии.

Перед тем, как приехать в Украину, Хатия работала с Кахой Бендукидзе, отцом грузинских реформ.

Потом, после поражения в Грузии команды Саакашвили на очередных выборах и ее фактического изгнания, начался украинский этап истории грузинских реформаторов.

Конечно, дальше мы много говорили об украинской правоохранительной системе. О ее полной и тотальной испорченности. Этой системе бросили вызов хрупкие Эка Згуладзе и Хатия Деканоидзе. Вот сейчас украинскую полицию ждет полная и тотальная переаттестация. Скоро закончится этот процесс в Киеве и Киевской области. Дальше – другие регионы Украины.

Переаттестацию проводит, во-первых, электронная система, которая рандомно выбирает вопросы, присланные разными, не знающими друг друга экспертами (выбор - из 5000 вопросов). А также комиссия, в которой можно встретить молодых людей 22-26 лет, но невозможно встретить человека из старой системы. Людей из этой привычной нам системы Хатия называет «люди без чести». Главный принцип – полное обновление. Советниками по организации процесса выступают зарубежные партнеры – американцы, канадцы.

На днях, похвасталась Хатия, открывается центр рекрутинга, в котором будут проходить очень жесткий отбор будущие полицейские.

Однако, под ее же руководством стартовал проект, который реформаторы назвали «Рыцари чести». Цель проекта – найти честных людей, способных работать в полиции, как вне системы, так и внутри ее.

Интересен способ оценки результатов работы полицейских. Через 100 дней с момента запуска полиции (в том числе, патрульной полиции, которая была первой ласточкой), запускается 3-компонентное социсследование. В нем исследуется 3 показателя:

1)уровень доверия населения к полиции;

2)уровень доверия бизнеса к полиции (карательный характер работы полиции недопустим);

3)отношение самих сотрудников полиции к своему руководству.

«Полиция не должна быть карательным органом, она должна быть сервисной службой» - говорит Хатия. Служба внутренней безопасности при этом должна выполнять функции мостика между центральным аппаратом полицейского управления и обществом – уже сейчас существует колл-центр и функция на сайте Национальной полиции, которая позволяет оставить отзыв о работе полицейского в любом населенном пункте Украины.

Важной новацией является ликвидация любой статистики. Показатели раскрываемости должны остаться далеко в прошлом, считает Хатия. Кроме того, функции угрозыска и следствия теперь объединятся в работе детектива.

Интересна схема подготовки полицейских для работы в прифронтовых районах. Во-первых, там будет запущен ряд важных социальных проектов, ориентированных на повышение уровня доверия не очень проукраински настроенного населения к полицейским. Во-вторых, они будут проходить специальную тактическую и психологическую подготовку. Даже машины будут – не привычные «приусы», а что-то побольше и посерьезнее, патруль при этом будет состоять не из двух человек, а из трех.

Совсем другим будет и образование полицейских. Вместо старых Академий МВД, являющихся, по факту, частью коррумпированной структуры, будет создана новая Полицейская академия.

Звучит все красиво, почти как в голливудском фильме. Получится или нет – не знаем. Однозначно важно поработать над коммуникациями, пока что схема коммуникаций и взаимодействия с гражданским обществом не очень ясна, хотя Хатия всех нас пригласила стать членами комиссии по отбору новых полицейских.

Ориентация на «все для людей» очень радует, и мы уже увидели, как это здорово работает на примере патрульной полиции. Даже не верится, что вся полиция может стать такой.

Этой прекрасной девушке и ее распахнутым глазам, ее острой реакции на критику и замечания, очень хочется верить.

Нам вообще хочется наконец-то поверить во что-то хорошее. Потому что когда опускаются руки, нужна хоть одна такая оптимистичная Хатия.