site.ua
alisa.pivovarchik
Аліса Пивоварчик
член клубу

Эту тему я хочу поднять именно в День Защитника Украины. Потому что, кажется, половина страны с трудом понимает, что такое «защищать Украину» и на кой ляд вообще ее защищать (в том числе те, кто вопят про героизм, патриотизм и т.д. – когда начинаешь нежно вскрывать им черепушечку и интересоваться системой убеждений, оказывается, что там, кроме ярлыков и лозунгов, ничего нет).

«Отдать Донбасс, забыть про Крым» - эту пластинку заводят вроде бы совсем не глупые люди. Рациональный ответ на эту песню лежит в плоскости международных норм и правил. Нельзя просто так взять/отдать кусок государства в современном мире. Все это проходит через сложную систему правовых предохранителей. Потому что после двух мировых войн цивилизованный мир понял то, что нам еще предстоит понять на самом простом уровне.

Недавно я наблюдала, как на детской площадке играют дети. Одно из наиболее часто употребимых слов, произносимых с особой экспрессией у детей – «мое!». Уже маленький ребенок начинает понимать границы - иметь свое это хорошо, а если взять чужое, можно получить по жопе.

Свое – это всегда не только права, но и ответственность. Если у ребенка есть свой хомяк, значит, ему нужно с ним не только играть, но и кормить, и убирать какашки. Но это «мой» хомяк! Такое сладкое слово «мой». Такое важное слово «мой».

Не буду больше разглагольствовать о том, почему для человека неприкосновенность частной собственности – это, по сути, естественное право. В глобальном смысле важно, что есть часть реального мира, и кто-то отвечает за порядок в ней. А чтобы отвечать за порядок в ней, нужно иметь соответствующие полномочия и права.

Есть еще личные границы. У меня есть не только свой дом, но и свое личное пространство, которое я охраняю. Когда я совершеннолетний и правоспособный, никто не имеет права указывать, сколько мне весить, с кем встречаться, какую профессию выбирать. Никто не имеет морального права оценивать мой выбор. Если я не нарушаю закон и не угрожаю жизни, здоровью, имуществу других людей, я могу делать со своей жизнью и со своим телом что захочу. И иметь равные права и возможности со всеми остальными людьми. Именно поэтому я имею право на защиту от дискриминации и унижений.

Вспомните цитату из советского фильма: «Развод – дело общественное». В советском обществе, из которого многие из нас вышли, не было уважения ни к частной собственности, ни к личным, ни к государственным границам. Потому что, на самом деле, все это варианты одного и того же набора прав и ответственности, просто в разных масштабах. Степень личной свободы, защищенности прав человека и частной собственности определяет и отношение к государственной границе.

Одна из самых больших трагедий в украинской истории – Голодомор – случилась именно потому, что украинцы, которые смогли поставить хатку, завести худобу, собрать хороший урожай на своей плодородной земле, всегда знали, что я заработал – я имею. А тогда нужно было загонять непокорных украинцев в колхозы, даже выморив половину из них физически. Другим наука. А ведь нас попросту грабили. У нас отбирали не только имущество, но и права, и свободы.

В 1939 году на Западной Украине коллективизация происходила путем не меньшего террора, причем темпы были ускорены. Забыть про «мое», всем в колхоз. И в этом колхозе мы живем мозгами до сих пор. Свое иметь нельзя. Есть только общественное. Общественного имущества не жалко – не мое же. Не жалко попортить сидения в троллейбусе – не мое же, муниципальное. Не Васи из соседнего подъезда, который и по башке может дать за порчу своего имущества. Как бы ничье. Общественное, государственное. А что такое государство? Государство - это такой монстр, который сажает патриотов и щемит бизнес. Государство - это не я. И не Вася. И вообще неясно, кто такой "государство". Может Порошенко, но он не узнает, что это именно я попортил сидения в троллейбусе. Не жалко отдать кусок Донбасса, Крым – не мое же, общественное, государственное. Многие так не говорят, но так мыслят.

Война – это, по сути, и есть защита того самого «своего». Война - это признание, что государство - это я. И мне нести ответственность за все, что происходит от Карпат до восточной границы. Скажите парню из Горловки, у которого все что осталось – это вещь-мешок с военным крамом за плечами, что вы предлагаете отдать Донбасс. Огребете по лицу – и поделом. Это его! И он будет это защищать. И ценность, осознание «моего» у него появилось сейчас, когда пришла беда. И ментальный колхоз, как нечто неестественное и навязанное, в голове выключился. Будьте уверены, он теперь и Крым пойдет освобождать. И Львов, если надо. Тумблер в голове вернулся в режим заводских настроек.

Однако, о какой единой Украине мы можем говорить, когда «мое» - это только Киев, Львов или Одесса, а Симферополь и Донецк – это уже не мое? Откройте школьные учебники и посмотрите карту, если вы что-то забыли.

А кто сказал, что легко иметь личное пространство, частную собственность, быть ответственным гражданином? Нет, не легко. Иногда смертельно опасно. Но все свое нужно оберегать и защищать. Потому что дети-то у нас точно свои - и мы хотим для них свободы и благополучия. Легче всего быть в колхозе – у раба нет ничего, но зато и ответственности никакой. И счастливого будущего тоже нет.

А кроме того, как известно, рабів до раю не пускають.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація