Для граждан СССР НАТО было карикатурным пугалом советской пропаганды, «сакральным внешним врагом». Однако и в современной Украине дело обстоит не лучше, только с точностью до наоборот. В постсоветском менталитете НАТО (совокупно с ЕС) заняло идеологическую нишу «построения коммунизма», то есть некий малопонятный статус, достижение которого волшебным образом обеспечит безопасность и процветание.

Даже сегодня, после того как Российская Федерация аннексировала и оккупировала часть украинской территории, далеко не все (в том числе, к сожалению, и военные) понимают, что НАТО — это не только и не столько военно-оборонительный «антироссийский» альянс, но система принципов и взаимоотношений между государствами, армиями и людьми...

Чтобы развеять ряд устойчивых мифов, я попросил прокомментировать эти проблемы человека, который знает их изнутри.

Генерал-майор Виктор Николаевич Назаров — не только начальник штаба АТО в «горячем» 2014-м и исполняющий обязанности первого заместителя начальника Генштаба в 2015–2019 годах. Он — выпускник Женевского центра политики и безопасности (The Geneva Centre for Security Policy (GCSP), учебного заведения, которое под эгидой Совета основателей проводит обучение и подготовку государственных служащих и военных высшего звена управления.

Такой уникальный опыт делает Виктора Назарова одним из очень немногих людей в Вооружённых силах, которые, с одной стороны, понимают актуальные украинские механизмы, а с другой — могут смотреть на них глазами западных партнёров.

Подробнее В.Н. Назаров рассказывает о себе в публикации «Менеджмент гибридной войны».

Виктор Николаевич, прочитать историю создания и развития НАТО в той же Википедии может, конечно, каждый. Но хотелось бы послушать именно вас, с точки зрения профессионального военного...

Да, действительно, в истории НАТО много интересных моментов, на которые мало обращают внимания люди гражданские.

Ну вот, к примеру, 1949 год — инициирование создания НАТО. Генератором, политиком, понимающим, что этот альянс нужно сформировать, был не президент США, как принято считать, а Уинстон Черчилль. То есть изначально североатлантический альянс был «британским проектом».

Первым генеральным секретарём НАТО стал представитель английского военно-политического истеблишмента лорд Исмей. Что интересно, когда его назначали на эту должность, Исмей скептически относился к самой идее, охарактеризовав цель создания блока как «удержание США в Европе, СССР — вне её и ослабление Германии» («NATO was created to have US in, SU out of Europe and Germany down»). Однако по завершению каденции Исмей превратился в ярого адвоката НАТО и продолжал развивать идею коллективной безопасности стран Запада.

В переписке с Черчиллем, когда тот задал вопрос: «Вы простили мне то, что я Вас отправил в НАТО?» — Исмей ответил: «Вы были правы, как и всегда!».

В 1949 году в НАТО вступило двенадцать стран. В 1952-м на фоне разгорающегося арабо-израильского конфликта и с учётом роли Советского Союза в нём, в НАТО были приняты Греция и Турция. С военной точки зрения этот шаг был связан с необходимостью контроля со стороны НАТО проливов и акватории Средиземного моря, имеющих важное значение для ближневосточного региона.

Через три года, в 1955-м, СССР ответил созданием собственного военного блока, известного как «Страны Варшавского договора». Но к этому времени изменилась и Европа.

Западные политики понимали, что по завершению Второй мировой войны в первую очередь нужно помирить Германию и Францию, которые на протяжении веков были главными центрами противостояния в Европе. Политика канцлера ФРГ Аденауэра по восстановлению разделённой Германии, его усилия по налаживанию экономического сотрудничества с Францией принесли свои плоды. В стране была проведена полная денацификация, после чего третья составляющая оценки лорда Исмея — «ослабить Германию» — была исчерпана.

Германию приняли в НАТО 9 мая 1955 года — в десятую годовщину даты, которую советская пропаганда объявила своим «Днём победы СССР». Безусловно, это был чёткий политический месседж, означавший, что НАТО переходит на новый этап, концентрируясь на следующей задаче «SU out».

Российская пропаганда представляет процесс расширения НАТО, приём в альянс новых членов как некую «экспансию американского Госдепа», борьбу за контроль над территориями. Так ли это?

Расширение НАТО никак не связано с территориальной экспансией, намерениями оккупировать другие страны и подчинить их своей воле. Речь идёт скорее об обеспечении коллективной безопасности для государств, имеющих близкую систему ценностей и сходную экономическую модель.

Всегда нужно понимать, что для Запада важно продвижение демократических ценностей, улучшение условий для развития бизнеса. Целью создания и расширения ЕС была экономическая интеграция без политического поглощения стран-участников. Но военная составляющая здесь, безусловно, играла роль — посмотрите сами, в большинстве случаев страны Европы становились членами НАТО раньше, чем входили в ЕС.

То есть всё-таки военная составляющая имеет существенное значение?

Прежде чем обеспечить экономическую интеграцию нового государства в систему, где нет границ и таможен, особенно в случае, когда до этого государство находилось в военно-политической зависимости от СССР (или России), в первую очередь нужно позаботиться об общей безопасности.

Меняется оперативно-стратегическое построение, отодвигается «передний край». Кроме того, увеличивается суммарный ВВП членов НАТО, как следствие растёт боевая мощь и военный потенциал как всего Альянса так и каждой водящей в него страны.

Эффект усиления военного потенциала достигается также за счёт унификации, кооперации, сосредоточения каждого члена на конкретной области…

Цели приёма в НАТО новых членов были на каждом этапе разные?

Да. С появлением Варшавского договора задача «удержать США в Европе» была фактически выполнена, так как НАТО из европейского альянса трансформировалась в геополитический оборонительный союз, а Соединённые Штаты начали в нём играть ведущую роль.

Всё чётче очерчивалось военное противостояние с СССР, пиком которого стал в 1962 году Карибский кризис, когда попытка Хрущёва разместить на недавно «освобождённой Кубе» советские баллистические ракеты едва не привела к Третьей мировой войне.

Следующим этапом трансформации НАТО стал развал СССР. В относительно короткий период после 1989 года (вывод советского контингента из Восточной Европы и Афганистана) Западу казалось, что Россия уже не является потенциальным противником. В это время усилия альянса были направлены на задачи стабилизации конфликтных регионов Европы.

После 1991 года США и их союзники выходили из Иракского кризиса, им было не до проблем, связанных с постсоветским пространством. В 1997-м начался Косовский кризис. А вот после того, как он был локализован, в НАТО начали затрагивать вопрос о новых членах и при этом смотреть в сторону стран бывшего СССР и Варшавского договора.

В 1999-м в НАТО был принят большой блок — Венгрия, Чехия, Польша. Почему? Силы альянса вели боевые действия в Косово. Нужны были базы, чтобы действовать ближе к району военных действий. Когда заходили в 1998-м, то приходилось подписывать сложные международные договоры для базирования на аэродромах Венгрии и Чехии. Статус членов НАТО позволил оперативно развёртывать войска на территории этих стран. Таким образом, силы альянса на этом театре боевых действий получили хороший левый фланг и центр боевого порядка.

В 2004 году в НАТО были приняты Болгария, Румыния, Словакия, Словения и страны Балтии. Это следствие войны в Афганистане.

Начатые после 11 сентября 2001 года активные военные действия, направленные на уничтожение группировок и режимов, являющихся «рассадниками терроризма» на Среднем Востоке, оказались долгоиграющими.

Поняв, что война затягивается, своих сил и средств мало, а западное общество критично к потерям, страны-члены НАТО приняли решение расширить альянс. Новые семь членов были готовы отправлять на Восток свои военные контингенты, пусть даже незначительные, что дало возможность нарастить усилия на этом театре военных действий.

Всё, что было позже, с 2009 года (приём в НАТО Албании, Хорватии, затем в 2017-м — Черногории) — это технический процесс, направленный на то, чтобы полностью изолировать Сербию как единственную страну в Балканском регионе, оставшуюся под влиянием России. Сегодня это уже вопрос даже не десятилетий, политика изоляции привела к тому, что Сербия будет вынуждена искать пути интеграции и в ЕС, и в НАТО.

И недаром были попытки военного переворота в Черногории: «российский след», аресты ГРУшников — так пытались для Сербии пробить выход к морю. Однако вступление Черногории в НАТО отрезало у Сербии и эту возможность.

alexander.surkov
Олександр Сурков

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації