"...Нам нужно перестать видеть проблемы, как неизжитую в нас часть СССР. На самом деле это у СССР были проблемы с тем, что нам и сейчас продолжает мешать жить. Социализм, как проект, был безоружен и пал перед общечеловеческими пороками общества, которые мы ошибочно принимаем за пороки социализма, называя это совком..."

Имея перед глазами примеры успешных буржуазно-демократических государств, нам не приходит в голову видеть причину неудач современной Украины в свободном рынке и демократии, к которым она стремиться. Однако неудачи Украины показывают, что честная рыночная конкуренция и демократия это не дар божий, который сваливается на нас автоматически, как только мы признаем эти принципы устройства общества. Буржуазная демократия и рыночная экономика нуждается «работе совести» граждан, без которой она превращается в то, что мы имеем сейчас в Украине. Почему же в таком случае мы однозначно связываем тоталитаризм, ГУЛАГ, голодомор и т.п. с коммунистической идеей!?

Печальные последствия попыток реализации коммунизма также вовсе не следуют автоматически из сути этого учения. Они проистекают из не полной адекватности его экономической теории, а главное, из утопичности его морально-этической системы, требующей недостижимого уровня сознательности. Из-за нереализуемости коммунистического общества, все попытки его построить заканчивались тем, что общество, после разрушения своей прежней структуры, соскальзывало к неожиданному и нежелательному для инициаторов построения коммунизма состоянию. И поэтому, под коммунизмом всё же следует понимать то, что говорил о нем его основоположник Маркс, а не то, что получилось у его последователей Ленина, Троцкого, Сталина, Пол Пота и Мао.

Мы показали ранее, что те печальные эксцессы, которые случились с нами, когда мы пытались построить коммунистическое общество, являлись элементами типового переходного процесса, протекающего после разрушения структуры социума, и направлялись они более фундаментальными вещами, существующими в человеческой природе, а не коммунистической идеологией самой по себе. Эволюция коммунистической идеи в СССР в сжатый срок прошла те же основные этапы, что и эволюция учения Христа в средневековой Европе, и вопрос о том, винить ли идею коммунизма в тоталитарной практике государства времен Сталина сродни вопросу о виновности христианского учения в средневековом мракобесии католицизма. Эти соображения позволяют нам подняться над вульгарной критикой коммунизма и попытаться понять роль, которую коммунизм сыграл в Истории, в эволюции человечества, реакцией на какие проблемы он явился.

Как мы установили, одним из типовых движений рыночной экономики является уменьшение доли производимых благ, достающейся непосредственным участникам производства и, как следствие, постепенное вытеснение человека из процесса производства (безработица). Появление левых движений и марксизма, в частности, было реакцией человечества на напор эгоизма, под действием которого это движение происходит. То, что для нас в 1917-м году было отчаянным рывком общества в попытке вырваться из нищеты и убогости, для всего человечества было регулирующим воздействием, призванным сдержать напор эгоизма, в том числе национального эгоизма, проявлявшегося в экономическом порабощении колоний («Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»). Поэтому в высоких стандартах жизни Западного общества, в тех моральных высотах, на которые поднялось сегодня человечество, есть и наша заслуга. Попутно здесь напрашивается вывод, что затяжной экономический кризис, который Западное общество переживает в последние годы, это отдаленное последствие развала социалистической системы, когда у него пропал стимул для заботы о своих трудящихся.

Возникновение СССР и социалистической системы государств, конечно, не было единственно возможным исходом Истории, но надо понимать, что путь, который мы прошли, и жертвы, которые мы на этом пути понесли, не были совсем случайными и напрасными.

Для нас, наверное, было бы лучше, если кто-то другой прошел вместо нас этот путь, сходил бы в эту разведку боем, но правильно ли будет украинцам отмежевываться от этого пути?

Отмежёвываясь от коммунистического периода, объявляя его чем-то, навязанным нам извне, мы, конечно, снимаем с себя моральную ответственность за все его грехи, но… тем самым мы признаем себя ведомым народом, не влиявшим на свою судьбу. В чем же тогда наше основание, что мы сами по себе на что-то способны? Коварство такого подхода заключается еще и в том, что сваливая все грехи на ущербную идеологию, мы до сих пор не хотим видеть, что многое из того, за что мы ругаем советский период, является следствием наших человеческие пороков, которые и теперь продолжают нам мешать жить. Чураясь советского прошлого, мы перестаем быть соавторами всего хорошего, что было достигнуто за тот период, но самое плохое – мы отталкиваем тех из нас, кто искренне верил в идеалы того общества и отдавал себя на его благо, тех, кто считал его своим.

Революционная мораль большевиков оправдывала жестокость ради светлых идеалов, однако рассматривала эту жестокость не как самоцель, а как временную меру переходного периода к светлому будущему. Это было роковым заблуждением большевиков, и мы заплатили дорогой ценой за это заблуждение. Но нельзя не признать, что, в конце концов, СССР от него избавился, и, не смотря на все лишения, этот поход за счастьем все же принес свои плоды. За время существования СССР развалилась мировая система колониализма, рабочие Западных стран получили оплачиваемые отпуска, их женщины получили избирательное право, исчезли, как допустимый принцип, расизм и апартеид. Можно спорить о том, было ли появление такой страны как СССР необходимым условием этих изменений, но нельзя не признать её вклада в этот прогресс. Необходимо также помнить, что идеология СССР, не смотря на все её издержки, дала каждому из нас право на чувство собственного достоинства. Нам сейчас это кажется само собой разумеющимся, мало того, мы вообще об этом сейчас не задумываемся, но ведь необходимо помнить, что так было не всегда. В царской России было сословное общество, в котором большинство людей числилось людьми второго сорта. Чувство собственного достоинства - дорогой подарок и именно в благодарность за него Сталин получил энтузиазм и готовность жертвовать собой, на которых он и паразитировал.

Кстати говоря, перед русским народом заслуга Сталина еще и в том, что для него он, если можно так сказать, вернул Родину на родину. Со времен Петра I, после призыва им на службу иностранцев, в России произошел ментальный раздел общества на две общности. Одна из них, исконная, стихи о которой писал Некрасов, была отодвинута на второй план. Вторая общность - Россия высшего сословия, внутри себя благородная и утонченная, брезгливо-потребительски относилась к исконной России, отдавая моральный приоритет Западному обществу (как признак - французский язык при дворе). Этот раскол, наверное, и был основным движителем случившейся революции и кровавейшей гражданской войны. В своей политической борьбе против революционеров ленинского периода, для которых Россия была лишь инструментом Мировой Революции, Сталин сделал ставку на исконную Россию. Это и объясняет парадоксальное сочетание у большой части россиян православия с одновременным почитанием кровавого диктатора Сталина.

В течение своей короткой истории СССР имел много темных страниц, но следует заметить, что подобные страницы имеет любое общество. Нас впечатляют социальные достижения США, однако ещё 50 лет назад темнокожий гражданин там не имел права садиться на передние места в автобусе, а 90 лет назад белые граждане посылали друг другу открытки с повешенными неграми на фоне радостной толпы! Правильно ли было бы до сих пор, закрывая глаза на эволюцию морали американцев, утверждать, что США это расизм и суды Линча?! Почему же об СССР нужно говорить только как о тоталитаризме, ГУЛАГе и голодоморе? Общественная атмосфера Советского Союза перед его распадом ничего общего этим не имела. И эта атмосфера была продуктом эволюцией морали Советского общества, руководимого КПСС. Поражение социалистической экономики в конкурентной борьбе, из-за которого развалился СССР, не может затенять гуманитарных достижений эпохи позднего социализма. То, что ведомое коммунистами общество отказалось от коммунистической идеологии и то, что коммунисты в основной массе приняли свое моральное поражение, свидетельствуют о том, что к их чести они не забыли, ради чего вообще все ЭТО было начато.

Мы не можем считать темные страницы истории почившего социализма однозначным доказательством его темной сущности, иначе нам пришлось бы проигнорировать факт, что исповедуемые представление (идеология, мораль) об идеальном обществе и его фактические текущие свойства различаются. В стационарном состоянии общества это расхождение есть результат поражения идеалов под натиском эгоизма. Это мы могли наблюдать не только в СССР, но и наблюдаем в современной Украине. А переходное к этому состоянию движение, когда после разрушения сложившихся в обществе ожиданий в движение приходят социотипы[1], освободившиеся от занятых прежде ролей в обществе, и вовсе может выбросить социум в неожиданное и совершенно нежелательное состояние. Такими были времена Культурной Революции в Китае и эпоха репрессий 30-х годов в СССР.

Когда мы со словом "совок" ассоциируем заплеванный подъезд, мы игнорируем тот очевидный факт, что советская мораль вовсе не приветствовала замызганные подъезды. Её установки были прямо противоположными. До сих пор прогрессивные демократы видят причины неудач в неискорененном наследии советского прошлого и бывших коммунистах, засевших во власти, хотя простейшая и очевидная логика подсказывает, что проблема для нас заключается вовсе не в том, что эти люди числились когда-то коммунистами, а в том, что им все равно кем числиться, лишь бы быть во власти. Настоящими коммунистами они ни когда и не были, а были лишь обычными конформистами (приспособленцами), паразитирующими на идее. Борясь с ними, как с остатками коммунизма, мы отводим удар от ржавчины социального предательства, которая разъедает наше общество точно так же, как она когда-то разъедала советский строй. К сожалению, мы в течение двадцати лет пытались убить в себе коммунизм, не замечая, что бьемся с фантомом, не замечая нашего настоящего врага. Лишь в последнее время под давлением обстоятельств некоторые из нас[2] начинают осознавать, что мы сами кузнецы своего счастья.

Истинная же ущербность советской морали заключалась в том, что она снимала всякую ответственность с так называемого "народа" за свою судьбу, полагая его априори безгрешным. Эта приятная для национального самосознания мысль и есть то темное наследие советского прошлого, от которого нам предстоит избавиться. Все предыдущие двадцать лет жизни без СССР мы не хотели в упор замечать этого наследия, потому что в таком случае нам пришлось бы признать, что заплеванный подъезд это то, что характеризует нас как народ. Необходимость признания своей ответственности, как народа, за содеянное – психологический барьер, который не позволяет увидеть очевидное, отвлекая нас на борьбу с фантомным врагом. Нам пора наконец-то с полной ясностью дать себе отчет в том, что причина наших теперешних неудач спрятана внутри нашей сущности, а не в придуманном кем-то "изме". Коммунистическая идея и советский строй лишь дали этой сущности возможность и определенный способ проявится. Мы же вместо этого по-прежнему "бомбим ложный аэродром", исторгая свой гнев на "радянське минуле".

Если сразу после развала СССР такой подход имел смысл, так как он давал нам решимость двигаться вперед, то сейчас, когда через двадцать лет наши успехи на фоне оставленного в восьмидесятых СССР не впечатляют, мантры сознательных демократических украинцев[3] о засевшем в нас "совке" и примитивном "хомо советикусе", не дающем нам жить, вызывают лишь раздражение. У всех таких борцов с "радянським минулим" хочется спросить: «откуда-ш ты такой прогрессивный и демократический взялся!?». Выросшие в советской среде, получившие образование и сформировавшие в ней своё мироощущение, они не хотят замечать, что являются противоречием самим себе – вряд ли кто из этих продуктов советской эпохи согласится признать свою ограниченность и моральную серость. Официальная советская мораль приветствовала людей пытливых, сильных духом, не боящихся иметь собственное мнение, нетерпимых к угодливости и конформизму. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на главных героев советских фильмов.

Любая морально-этическая система предполагает наличие сознательности (совести), и часто за нежеланием видеть различия между советским идеалом и советской практикой прячется собственный конформизм. Гораздо легче считать, что ты искренне заблуждался или демонстрировал свою показную лояльность под принуждением страшной тоталитарной системы, чем признаться себе, что шёл на сделку с совестью в надежде занять место потеплее. Те, кому за пятьдесят, прекрасно помнят, что эпоха позднего социализма вовсе не требовала обязательной демонстрации лояльности под страхом смерти. Среди искоренителей советского наследия как раз немало тех, у кого за плечами комсомольское или партийное прошлое (В. Ющенко). Эти люди и были стержнем системы, которую мы называем "совок". Они то и похоронили социализм и успешно перекочевали в новую жизнь, списав свои грехи на ущербную идеологию.

Коммунистическая идея излишне полагалась на человеческую добродетель, а поэтому оказалась беззащитна перед жизненными реалиями, и в этом заключалась одна из причин её несостоятельности. С высоты прошедших лет нам необходимо не отвергать, а критически и без эмоций оценить опыт социалистического периода нашей истории, понимая, что в этой истории действующими лицами были мы со всеми нашими достоинствами и пороками. Полностью очерняя социализм как явление, мы ставим на одну доску героев, которые жертвовали собой ради общества, и негодяев и приспособленцев, которые на этом паразитировали.

Отошедший в Историю Советский Союз для многих был Родиной, которую они искренне любили, и этим людям есть что предъявить в свое оправдание. Мы до сих пор используем культурное наследие той страны, не создав пока ничего существенного взамен. Мы до сих пор используем технический и экономический задел той страны, за двадцать лет так и не став ни технически, ни экономически самостоятельной державой. Советская этика не поощряла бескомпромиссной социальной конкуренции, и многие оказались просто не готовы к жесткой социальной конкуренции новой эпохи. Для них это тоже причина с теплом вспоминать о Советской стране.

И наконец, независимая Украина выросла из Советской Украины, существование которой было прямым следствием ленинской национальной политики, закрепленной в Конституции СССР. Положения Конституции о праве народов СССР на самоопределение казались ничего не значащей формальностью, но на самом деле они были основополагающими установками Советского государства, своеобразным началом отсчета. И как бы далеко государственная практика при помощи лицемерия ни уводила в сторону фактическое положение дел в национальной политике, эти установки имели значение и в конечном итоге сыграли свою роль, потому что игнорировать их можно было лишь до определенной меры, а отказаться от них, объявить никчемными – означало бы мгновенный развал государства.

У украинцев есть еще один повод не отмежевываться от страны, в которой они раньше жили. Несмотря на официальную провинциальность, а значит – вторичность, стиль жизни жителей южнорусских провинций, этика повседневных человеческих взаимоотношений часто становились привлекательным образцом для всей той страны. Это случалось и в царской России, и во времена СССР. Популярность творчества Гоголя, Шевченко и Чехова, который, как известно, идентифицировал себя как малоросс (хохол), не в последнюю очередь обязана привлекательности нравственного и этического образца, который они несли в своем творчестве. Он был альтернативой несколько угрюмому, более напористому и жесткому стилю жизни великороссов. Мягкая и умиротворяющая общественная атмосфера времен власти днепропетровского клана во главе с Брежневым резко контрастирует с мрачной и подозрительной атмосферой повседневной жизни сталинской эпохи. Прочность власти брежневской группировки во многом определялась запросом общества на такой стиль жизни после мрачных времен сталинизма. Эти факты позволяют понять, почему многие из украинцев не считают ту страну чужой: и поздняя царская Россия и поздний СССР в значительной степени были продуктом их жизненной сути. По субъективному мнению автора, именно из-за отсутствия малоросского компонента современную Россию нельзя назвать продолжением СССР. Со временем это становится все более заметным. Душа Советского Союза осталась помирать не в Москве, а где-нибудь между Харьковом, Таганрогом и Херсоном.

[1] человек с определенным типом социального поведения.

[2] Відповідальність за країну тільки на нас: «їх» і «папєрєдніків» більше немає : Андрій Любка,http://kontrakty.ua/article/76490/

[3] Возможно ли сейчас внутриукраинское понимание? : Сергей Грабовский, http://www.day.kiev.ua/ru/blog/politika/vozmozhno-li-seychas-vnutriukrainskoe-ponimanie#hcm=1394800065693831

Источник

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація