Население Грузии – 3,7 млн человек, меньше Киева. 20% территории Грузии оккупировано Россией. При этом по данным Российского союза индустрии в 2018-м году Грузию посетили 1,7 млн российских туристов (тех, кто задерживался в стране дольше чем на сутки). В сезон одномоментно в Грузии находится порядка 20 тысяч российских туристов.

Эти два факта: оккупация 20% территории и активный поток туристов-оккупантов – до сих пор никак не конфликтовали между собой. В конце концов, даже тогда, когда прогрузинская оппозиция выпнула православного комми Гаврилова с делегацией и в принципе потребовала от власти убрать из Грузии оккупантов, президент Грузии Саломе Зурабишвили из пула пророссийского олигарха Иванишвили заверила оккупантов в полной лояльности Грузии: «Туристы должны продолжать приезжать, так как любят Грузию, а политики должны решать проблемы, лежащие в основе произошедшего. Решение этого вопроса подразумевает объединение территорий Грузии и, несмотря ни на что, это не должно повлиять на туристов, население и ту мирную среду, которая в Грузии».

Дело даже не в том, что официальная Грузия не предприняла за 11 лет, при трёх президентах, ни единого шага для международного обвинения конкретных российских террористов, для идентификации тех российских граждан, кто причастен к военному нападению и оккупации. То есть, среди этих миллионов российских туристов, что сидят в хинкальных Батуми или шашлычных Тбилиси, вполне могут быть – и наверняка были – именно те, кто бомбил Грузию и лично убивал грузин. До сих пор ни официальную власть, ни рядовых граждан Грузии это никоим образом не волновало.

Так вот, возвращаясь к наиболее проблемным моментам ситуации с российскими оккупантами в Грузии. Хуже всего то, что до сих пор ни одна власть не побеспокоилась, чтобы правовыми и экономическими механизмами уменьшить и ликвидировать (11 лет – немалый срок) любую зависимость грузинской экономики от России.

Сейчас вот Путин озвучил ультиматум: подразумевая репрессии в отношении антироссийской оппозиции в Грузии, подписал указ о прекращении авиасообщения с Грузией и об эвакуации российских граждан с территории мятежной Сакартвело. С 8-го июля – то есть, отвёл 18 дней Зурабишвили на решение проблемы. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сегодня уже подтвердил, что смысл запрета был именно таким, ультимативным: «Речь идет просто о возвращении ситуации в Грузии в нерусофобское русло. Как только это будет зафиксировано, тогда это станет поводом для того, чтобы задуматься о пересмотре принятого решения».

По оценкам основателя грузинской неправительственной организации «Банки и общество» Георгия Кепуладзе, в случае полного запрета полетов из России ущерб для экономики Грузии может составить $250–300 млн, или 8–9% от общих доходов. Соответственно, конкретный вопрос так и формулируется: неужели действительно за 11 лет не было возможности найти любые другие источники наполнения бюджета Грузии на те самые 8-9% общих доходов? 9% на самом деле не настолько крупная часть, чтобы признать задачу нерешаемой. Просто её ни разу не признали вообще актуальной для Грузии. А зачем?

В 2018 г. товарооборот Грузия-РФ, по данным Федеральной таможенной службы РФ, составил $1,36 млрд, из них $398 млн – поставки Грузии в Россию (ферросплавы, вино, минеральная и пресная вода, медикаменты и т.д.). Россия продаёт Грузии нефть и нефтепродукты, пшеницу, кокс и прочее топливо, телефоны, продукты питания. При этом держится на втором месте во внешнеторговой деятельности Грузии: между Турцией на первом и Азербайджаном на третьем месте.

В целом доля товарооборота с Россией составляет около 11% и постепенно растёт. Тогда как в очевидных интересах Грузии наоборот, всеми силами сокращать этот показатель и вместе с ним – экономическую зависимость от оккупанта.

Кстати, Украина в этом списке болтается где-то в районе 5-го места, после Турции, России, Азербайджана и Китая. Мы не обижаемся – у нас не только оккупация 7% территорий, у нас война, в конце концов. Мы – активный, но достаточно отягощённый внутренними проблемами экономический партнёр. Хотя выгодный партнёр политический и дипломатический. То есть, Грузии стоило бы внимательнее смотреть в направлении Украины и развития сотрудничества с нами.

Но, опять-таки. У Грузии было 11 лет, чтобы переориентировать экономику на экспорт в другие страны и на импорт из других стран. Россия – отнюдь не монополист по обозначенным импортируемым Грузией позициям. К тому же, учитывая морские пути сообщения, Грузия вообще гораздо свободнее Украины в выборе торговых партнёров.

То есть, возможности были и остаются. Отсутствует желание и понимание необходимости. Притом это относится даже не столько к властям Грузии, сколько к грузинам в целом: это они совершенно добровольно и сознательно выбирали и Маргвелашвили, и Зурабишвили (фактически, оба раза выбирали Иванишвили и его пророссийскую «Грузинскую мечту»). Грузины раз за разом поддерживали пророссийских политиков – и никакая оккупация, никакие убийства и депортация им не помешали. Им хорошо при такой власти и они довольны.

Но сюда совсем не вписываются достаточно массовые как для Грузии антироссийские протесты (просто умножьте цифры участников и жертв на 10, чтобы примерно представлять, сколько бы это было в масштабе Украины: 10 тысяч протестующих в первый вечер в пересчёте для Украины превратились бы в более чем 100 000 человек, около 300 задержанных участников акции для Украины стали бы более 3000, 160 официально пострадавших протестующих – в более 1,5 тысяч жертв).

Точно так же сюда не вписывается решение о прекращении русскоязычных показов фильмов в кинотеатрах – только на грузинском или английском. Ведь до сих пор всех всё устраивало.

А вот радость от того, что ушлые российские туристы и армянские туроператоры уже придумали маршруты в Грузию через Ереван, как раз прекрасно стыкуется с «успешным построением маленькой Росси внутри Грузии».

Кстати, это уже из личного опыта: то, что меня до крайности раздражало в Батуми и в маленьких селениях на туристических маршрутах – с утра до ночи во всех ресторанах и из каждого утюга сугубо российская мерзейшая попса. В 2017-м году в Батуми мне грузин под музыку Лепса эмоционально рассказывал о российской оккупации и о том, как он поддерживает Украину. Я так и не понял, как это сочетается с оккупацией или хотя бы с туристическим маркетингом (грузинская музыка и пение – одна из уникальных туристических фишек страны, но при этом их практически не слышно за руссо-попсой).

Вывод: хотя основные требования сегодняшних протестов (кроме увольнений – в частности, министра внутренних дел) – это досрочные выборы парламента на пропорциональной основе с 0% барьером, настоящая задача у грузин одна. Притом абсолютно такая же, как у Украины с началом войны. Снять страну с российской экономической иглы.

Найти других экспортёров из Грузии вина (тем более, Роспотребнадзор сегодня внезапно обнаружил «резкое падение качества» грузинского вина за 4 предыдущих года), воды (Роспотребнадзор уже находив в «Боржоми» что-то непотребное – и снова найдёт), ферросплавов и медикаментов. Найти других импортёров в Грузию нефтепродуктов и топлива, пшеницы и техники. Найти других туристов (к этому наконец-то подключились грузинские дипломаты по всему миру – разместив для начала на своих официальных страницах рекламные ролики совей страны как туристического объекта).

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація