Камень преткновения, о который нередко спотыкается гражданское общество, максимально точно описал Джордж Оруэлл, вложив эту фразу в уста хряка Наполеона: «Все животные равны, но некоторые животные более равны, чем другие».

Как только в социуме появляются «животные», которые «более равны» чем другие, гражданское общество умирает.

Для построения гражданского общества в Украине также критично важно равенство всех «животных», а в идеальном случае, равенство перед качественно прописанным законом.

Одним из вопиющих примеров несовершенства сегодня остается православная церковь. Эта коммерческая организация вот уже много лет чувствует себя «более равной», нежели другие компании.

Я подчеркиваю, что речь идет именно о коммерческой организации. Ведь свобода совести в нашей стране обеспечена конституцией и законами, и каждый верующий вполне может поступать в соответствии со своими верованиями, не опасаясь преследований.

Более того, бескорыстное и бесплатное «общение с богом» при чьей-то организационной поддержке вполне подходит под определение «некоммерческих общественных организаций». С этой частью жизни верующих все понятно и прозрачно.

Но церковь (в наших условиях, преимущественно православная) не хочет ограничиваться тем, чтобы оказывать организационную поддержку в «общении с богом».

Церковь, видя платежеспособный спрос на целый ряд услуг, выступает в роли сугубо коммерческой организации, монетизируя то ли «любовь к богу», то ли суеверия.

Мы можем относиться к этому по разному, но это определенно бизнес. И, как любой бизнес, он должен быть соответствующим образом помещен в рамки закона, подразумевающего и регулирования бизнеса, и лицензирование предоставления услуг, и защиту прав потребителей, и налогообложение.

К примеру, церковь пользуется культовыми сооружениями для извлечения выгоды. Соответственно, государство должно сдавать храмы, церкви и иные «каплички» в аренду, и взимать налог на использование коммерческой недвижимости.

До сих пор церковь пользуется неслыханными льготами по НДС, как на товары, так и на услуги. Правительство посчитало, что для наполнения бюджета необходимо взимать НДС с лекарств или подгузников, а вот свечи и лампады от налога освобождены.

До сих пор не существует лицензирования священников, оказывающих услуги. Соответственно, не существует и стандарта по оказанию услуг. Как следствие, не могут осуществляться меры по защите прав потребителей.

При этом, можно быть уверенными, что если одним из условий лицензирования будет знание Библии (я не беру даже корпус комментаторской литературы или апокрифов), состав действующих менеджеров по продажам церковных услуг (священников) сократится более чем вдвое.

Исторически, государство занимало по отношению к церкви очень разную позицию. Мы знаем и теократии, и атеистические режимы. И то и другое – крайности из прошлого. Сегодня, строя гражданское общество, мы должны найти в нем место церкви. И это место –коммерческая организация, успешно оказывающая услуги гражданам.

Государство, разумеется, должно приветствовать развитие предпринимательства. Однако, церковь, как и любое другое коммерческое предприятие, должно подчиняться общей регуляторной политике.

В противном случае оказывается, что «все животные равны, но некоторые более равны, чем другие».

А если принцип равенства не соблюдается в одном случае, то велик соблазн не соблюдать его везде, ведь «теория разбитых окон» действует не только на улицах, но и в социальных институтах.

Давайте предоставим церкви современный статус, равный для всех конфессий.

От этого выиграет бюджет, и, главное, от этого выиграет гражданское общество.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація