site.ua
aleksey.filanovskiy
Алексей Филановский
топ-автор

Вообще, у спирта этилового есть три уровня градации – высшая очистка (в простонародье вэошка – ужасное наследие былых времен), экстра (подарок товарища Сталина советским алкоголикам – уровень чуть выше) и люкс (самая массовая категория, из которой делается большая часть украинской водки).

Где-то в девяностых умельцы из постсоветских лабораторий протолкнули в ДСТУ еще одну – самую высокую категорию спирта – «пшеничная слеза». По составу слеза мало отличается от хорошего люкса, но позволяет производителям плодить маркетинговые легенды.

К сожалению, словосочетание пшеничная слеза все чаще можно использовать в качестве иносказания. Пшеничными слезами сегодня умывается каждый, кто имеет привычку выпить хорошей водочки на праздник, или просто для улучшения пищеварения.

Я не буду пропагандировать сейчас водкопитие, хотя мог бы сделать это со вкусом, толком и расстановкой (руки помнят еще). Я не о туманной поэтике сегодня, а о бытовой математике.

В нашей стране водка очень долго была, и, пожалуй, остается, одним из ключевых алкогольных напитков. Вино и пиво лишь в последнее время начали теснить водку, а до того, именно «беленькая» была главным напитком застолий.

Водка достаточно простой в производстве продукт, и ее себестоимость состоит из стоимости спирта, воды, бутылки, колпачка, этикетки и производственного процесса (смешивания, фильтрации, отстаивания и т. д.).

Еще в начале 2000-х «чистая» себестоимость водки была ниже уровня акциза, взимаемого государством.

Этого уже достаточно для создания коррупционных схем, но добавлю еще пару вводных. На спирт у нас существует государственная монополия, и цена устанавливается государством.

После распада СССР в Украине остались избыточные мощности по производству спирта и водки. Более 140 заводов, вполне пригодных к выпуску зеленого змия.

Водка – массовый продукт. До сих пор, порядка 50 млн пол-литровых бутылок в месяц выпивается в нашей стране. Это значит, что потребитель не готов безропотно принимать любое повышение цен на продукт.

Анекдот про то, что не папа будет меньше пить, а дети будут меньше кушать, в наших реалиях не выглядит таким уж анекдотом.

Соответственно, при высочайшей ценовой чувствительности, размер акциза на водку четко устанавливал соотношение «белого» и «серого» производства.

Когда после 2004 года в власти пришла команда Ющенко, которая долгое время не «дергала» за акцизные рычаги, водочный рынок начал медленно, но верно обеляться. Это был расцвет легального производства, и годы наибольших поступлений от акциза в бюджет.

Команда Януковича поднимала акциз с завидной регулярностью, и, о чудо, официальное производство водки в стране падала пропорционально каждому повышению акциза.

Кривая Лаффера демонстрировала себя во всей красе.

Потребитель не хотел платить за водку, которая могла подорожать за год в два раза. Благо, альтернатива всегда была. Ведь 140 заводов всегда готовы были включиться в производство, многочисленные типографии в Украине и соседних странах печатали акцизные марки, неотличимые от оригиналов, а государственные спиртзаводы с удовольствием работали в «третью смену».

Естественно, сверхприбылями надо было делиться. И загнанный в тень бизнес генерировал поток черного нала – в СБУ, в МВД, в прокуратуру, и непосредственно в кабмин.

Схема радовала всех. Потребитель имел возможность купить водку не по запредельной цене, определяемой акцизом. Производитель, играющий вчерную, легко побеждал легальных конкурентов. А карманы членов кабмина и спецслужб пополнялись неиссякаемым потоком черных водочных денег.

Страдал только бюджет, который получал все меньше и меньше акцизных денег.

С тех времен, любое повышение акциза, особенно резкое, и особенно затрагивающее разные группы алкогольных напитков, я рассматриваю и трактую однозначно. Кто-то вновь «сел» на хорошо известные потоки, и хочет их расширить.

И этот кто-то, легко обвел вокруг пальца госпожу Яресько. А госпожа Яресько, о профессионализме которой не пишет только ленивый, в очередной раз показала свою полную оторванность от экономических реалий.

Ей надо было заткнуть дыру, и она не нашла ничего лучшего, как заткнуть ее на бумаге, «нарисовав» поступления, которых никогда не будет.

К сожалению, ситуация с акцизом показывает, что в бюджетном процессе вновь «рулят» люди, имеющие свои интересы, и легко «продают» нужные статьи министру, незыблемо стоящему на бухгалтерских позициях.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація