site.ua
aleksey.filanovskiy
Алексей Филановский
топ-автор

Аристотель назвал человека «социальным животным», и это определение до сих пор имеет право на жизнь.

Одно из проявлений социальности – сочувствие или сопереживание – имманентное свойство человека.

Сочувствовать нормально, а степень сопереживания определяется разными вещами – близостью человека, которому плохо, близостью ситуаций, наконец, обстоятельствами произошедшего.

События в Париже отозвались болью у большинства жителей Земли. Чудовищные преступления, совершенные в городе, давно ставшем символом праздника, совершенные против людей, которые никак не спровоцировали агрессию, и на месте которых мог бы оказаться каждый.

Вполне естественно (для нормального человека) сочувствовать и выражать сочувствие жертвам стрельбы и взрывов. Кто-то выразил сочувствие сдав кровь или помогая раненым, кто-то принес цветы, кто-то выразил солидарность иным доступным способом. Люди не остались в стороне, и остались людьми, проявив нормальные человеческие чувства.

Но одновременно с проявлениями сочувствия мы, к своему удивлению, увидели совершенно другие проявления. Мы могли видеть и читать людей, которые заявляли о том, что будут сочувствовать только в том случае, если французы выразят свои соболезнования. По разным поводам – гибели самолета, гибели людей в АТО, гибели людей в терактах в Израиле.

Отдельно выступили любители сравнений, которые начали меряться «масштабами» происходившего в разных странах, и требовавших строгого отчета относительно соответствия меры сочувствия размерам катастрофы.

Сочувствие для таких людей (а среди них было немало журналистов и тех, кого называют «лидерами мнений») стало своеобразной валютой и предметом торга. В их понимании сочувствовать можно только «по бартеру», и надо строго следить за тем, чтобы случайно не посочувствовать тем, кто плохо посочувствовал нам раньше.

Понятно, что люди, требующие «справедливости» в вопросах сочувствия, на самом деле ничего не чувствуют в отношении гибели людей. Если они не могут понять природу сочувствия, значит, им недоступно сочувствие, как таковое. И значит, они утратили часть человечности. Очень важную часть.

К сожалению, именно потеря человечности, в конечном итоге и приводит к таким ужасающим трагедиям, как случилась в Париже.

Сегодняшнее развитие общественной морали, к нашему глубокому сожалению, сильно отстает от развития современных технологий. В том числе, от развития современных технологий убийства.

Цивилизация не в состоянии поставить надежный барьер перед террористами, утратившими человеческий облик. Их невозможно сдержать средствами полиции или армии, или мерами безопасности.

Уберечь от чудовищных терактов может лишь воспитание и образование. Воспитание, не позволяющее индивидууму утратить главные моральные ценности.

А главная ценность для нормального человека – это жизнь и счастье. Свое и чужое. Жизнь и счастье любого незнакомого человека должны быть для нормального человека высшей и безусловной ценностью, рядом с собственными жизнью и счастьем.

Теракты, подобные парижскому, становятся возможными, когда люди перестают ценить чужую жизнь и чужое счастье. И надо заметить, что такая утрата человеческого облика ведет к трагических последствиям и в куда более прозаических ситуациях. Пьяные драки с поножовщиной, ДТП, по вине безответственных водителей и пешеходов – все это уносит десятки тысяч жизней в каждой стране ежегодно. И все это следствие утраты человечности. Утраты, которая начинается с потери способности сопереживать.

Человечество стремительными темпами развивает технологии. Но успеть в нравственном развитии мы сможем только в том случае, если будем сохранять свою человечность.

И, как минимум, помнить о том, что сочувствие не может служить предметом торга, а возникает каждый раз, как нормальная реакция нормального человека.

Мы скорбим вместе с парижанами, а значит, сохраняем человечность…