site.ua
aleksandr.yankovskiy
Александр Янковский
член клубу

«Я – украинец». Эту фразу мне хотелось бы услышать от каждого гражданина нашей страны – и в Киеве, и в Симферополе, во Львове и в Донецке. Вне зависимости от его этнического происхождения. Украинец – потому что живу в Украине. И потому, что это моя родная страна.

Чтобы построить реактивный истребитель, сначала нужно научиться делать гвозди, шурупы и провода. Прежде чем создавать постмодерную страну – для начала нужно создать национальное государство. Если нет людей с общим прошлым, настоящим и будущим – то нет нации. Нет нации – нет современного государства.

Этот процесс европейские страны прошли еще в XIX – начале XX века. Не национализм как осознание себя общностью людей, которых объединил король, помещик, назначивший вас своими крепостными, или подати, которые вы обязаны платить захватчику. А национализм как осознание общности таких же людей, как и вы, которые хотят жить свободными гражданами на своей земле и передать эту землю своим потомкам, – вот все это и есть национализм.

Французы осознали себя французами после Революции конца XVIII века. Свобода. Равенство. Братство. Для всех. И это очень не понравилось монархам соседних стран и их холопам. Они пытались задушить французскую нацию и французских националистов. Но ничего не вышло. Сила народа и идеалы равенства и свободы оказалась сильнее. И французы понесли свое видение мира в соседние страны, отбив перед этим многочисленные интервенции. Да, многим, это не понравилось. Но ответом стал другой национализм – например, немецкий или испанский. Именно в это время создаются предпосылки для создания подлинно национальных государств Европы.

Наши соседи – поляки – много раз на протяжении XIX века пытались восстановить свою государственность. Много раз безуспешно. Много раз казалось, что Речи Посполитой больше никогда не будет. Но у поляков все равно получилось. В 1918 году. Тогда же украинцы создали свою державу. Только сберечь свое национальное государство мы не смогли. Слишком много наших соотечественников было увлечено социалистическими идеями построения вненационального общества социальной справедливости.

В 1991 году мы получили независимость, но не стали национальным государством.Даже сейчас многие граждане Украины обижаются, когда их называют украинцами. «Мы не украинцы, мы граждане Украины». Это звучит приблизительно так же, как если бы американец обижался на то, что его называют американцем, а француз – французом.

Но только тогда, когда каждый гражданин Украины будет называть себя украинцем – мы станем национальным государством. Когда для каждого гражданина Украины сине-желтый флаг станет своим, родным. Безо всяких оговорок. И на вопрос «кто вы?» гражданин Украины будет отвечать «я – украинец». И при желании добавлять – русского, немецкого, болгарского или другого происхождения.

Является ли национальное государство чем-то опасным, как нам рассказывали многие годы учителя в Советском Союзе? Не больше чем название «национальный парк». «Национальный» значит «народный». Именно это Украине нужно донести и до тех людей, которые живут на временно оккупированных территориях. Что нет никакой опасности в создании действительно национального государства. Что национальное государство – это не государство какого-то одного этноса.

И еще нужно помнить: нельзя перепрыгнуть через ступеньку в развитии. Нельзя сразу из детского сада сразу поступить в университет. Нельзя начать выпускать компьютеры, не научившись делать элементарные выключатели. Нельзя целой стране перепрыгнуть через фазу формирования национального государства.

Это задача Украины на ближайшие годы.