Представьте себе что пришёл я в хозмаг к Адольфу Соломоновичу покупать саморезы. А хозяин этой лавочки решил не продавать их мне, ибо считает меня дураком, недостойным его саморезов, либо думает я их использую не по назначению, а может он просто убеждён, что нечего делать моему свиному поповскому рылу в калашном ряду, где саморезы лежат. Так он мне и говорит.

Какие мои действия в таком случае будут адекватны?

Я просто отвечу:

- Дядя, ты сам дурак. Не нужны мне твои саморезы, вон там за углом у Василия Абрамовича они значительно саморезнее. Резьба утончённее, а твои вообще годятся только чтобы дурным лавочникам под ногти их загонять когда подобные тебе кадры честнЫх покупателей обсчитывают.

Ещё я расскажу про это знакомым, в фб статус напишу. Или встану под его ФОПом, буду всем рассказывать какой плохой здесь человек торгует. А может даже открою свой маленький саморезный заводик и ни за что в жизни не продам ни одного саморезика этому самодуру. В любом случае эти мои действия будут направлены на выяснение личных отношений с Адольфом Соломоновичем. Вступают в конфликт две личности. У него есть свои рычаги, у меня свои. И будем мы меряться силушкой. В итоге, конечно, неясно кому будет лучше, но это не важно.

Есть другой вариант. Я могу вызвать полицию, подать иск в суд, дабы злобного Адольфа принудить продать мне саморезы. И буду много лет с ним судиться, тратить время, силы, деньги, добиваясь справедливости или чего похуже. Какое решение суда будет - сейчас тоже не важно.

Во всем множестве первых вариантов, я, как бы там ни было, несу ответственность за свои поступки, достижения или провалы. Во втором случае я отказываюсь от своей свободы ради того, чтобы ущемить свободу моего оппонента. Вместо попытки самому решить конфликт – я призываю судью. Я признаюсь в своём бессилии, обращаюсь за помощью, жертвуя своей свободой.

Но речь совсем не о том, чтобы не обращаться в суд. Есть триста шестьдесят шесть случаев, когда без этого никак, даже в нашей кастовой системе. Но есть один случай, когда необходимо уметь решать проблемы самому. Это случай когда мы вторгаемся в личное пространство друг друга. Мы должны уметь уважать другого, как личность. С его убеждениями, тараканами и комплексами. Мы должны научить других, уважать себя всеми возможными нерепрессивными методами. Потому, что репрессия – это всегда ограничение свободы, которую даровал нам Иисус Христос.

Поводом к написанию сего текста послужило решение Верховного Суда штата Вашингтон от 16 февраля 2017 года. http://www.au.org/files/Arlene's%20Flowers.pdf

Там речь о том, как флорист отказался обслуживать однополую пару, и решение суда говорит, что он не имел права так делать.

Но ведь мы сейчас о свободе и уважении, правда? Можно долго спорить прав был флорист или нет. Можно рисовать схемы расположения в аду геев и гомофобов, сыпать взаимными проклятиями и репрессиями.

Но ведь можно просто начать уважать себя. Уважать свои принципы. И показать это другому. Мы можем соглашаться со своим ближним или нет, но вторгаться на территорию его убеждений мы не имеем права. Ведь это всегда ограничение нашей свободы и проявление нашего инфантилизма. Христиане первых веков не искали защиты у судей. Они не шли разрушать капища и ареопаги. Они собирались вместе и молились. Они создавали свои общины, где были свои ремесленники и может даже флористы (хотя сомневаюсь в этом). Они жили и побеждали, ибо несли свободу. Если я, как христианин, не буду уважать себя и свои убеждения, то как я могу требовать этого от другого? Если однополые пары не будут уважать свой выбор, они не смогут силой заставить меня уважать их.

Итак, у кого хватило сил прочитать здесь написанное, надеюсь, понял, что я написал не про суды, не про гомофобию или гомофилию, и даже не про христиан-флористов. Тут речь шла про свободу и инфантилизм, ответственность и личностный рост.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація